№ 206 от 08 ноября 2008 г.

В сердце России

В  сердце  России

Чего только не говорят о Москве! Часто, например, ее называют большой деревней, имея в виду то ли кажущуюся хаотичность улиц и переулков, то ли большое количество малоэтажных, невыразительных, слегка запущенных построек, которых в Москве до недавнего времени было немало даже в центральной части, то ли по контрасту с пышным дворцовым Петербургом. В Украине распространено и, пожалуй, господствует о Белокаменной мнение, как о бестолковом, сером и неприветливом городе. Эта характеристика, кстати, довольно часто и несправедливо переносится на москвичей. Но что бы о российской столице ни судачили, Москва — город замечательный во всех отношениях.

Красота  и  размах

ОСЕНЬ в Москве в этом году выдалась сухой, довольно теплой и солнечной. Киевский вокзал и прилегающая к нему площадь встречают путешественника приветливо. Четко просматриваются устремленные ввысь и как бы парящие на фоне облаков гигантские контуры и шпили московских высоток. Москва вообще “страдает гигантизмом”. Это касается и размеров самого города, и московских небоскребов, последние из которых (комплекс “Москва-сити”, жилой дом “Престиж-хауз” и строящаяся башня “Федерация”) просто поражают воображение, и московского метро — количество станций уже давно перевалило за две сотни, и просторных проспектов и площадей...

Первое, что бросается в глаза, — отсутствие уличной торговли, такой развитой всего несколько лет назад, и небывалая чистота. Нынешняя Москва буквально сияет. Причем от Кремля до самых до окраин, в чем убеждаешься, колеся по удаленным от центра магистралям, изобилующим хитрыми гигантскими развязками и туннелями. Огромная армия дворников драит и моет Белокаменную без перерыва, с утра до вечера, и рука не поднимается бросить на асфальт обертку от сигарет или окурок. Тем более что на улицах предостаточно урн, которые разделены на три отсека (пластик, бумага, алюминий).

Лесная  библиотека

Деревьев и зеленых массивов в центральной части Москвы немного.

— С зеленью у нас туговато, — с характерным московским распевом говорит Сергей, наш провожатый, недавно гостивший у нас в Киеве. — Вот вы, можно сказать, в парке живете.

Действительно, законы развивающегося мегаполиса в течение последних десятилетий превратили центр российской столицы по преимуществу в царство камня и асфальта. Но бездумное уничтожение зелени в угоду разнообразному бизнесу постепенно уступает место разумному подходу. И уж то, что сохранилось до сей поры, неприкосновенно. Особенно трепетно охраняются и лелеются чудом сохранившиеся зеленые островки в пределах Садового Кольца. На учете каждое дерево знаменитого Бульварного кольца. Неподалеку от Триумфальной площади сворачиваем на Малую Бронную и попадаем в тихий оазис, одно из самых знаменитых и поэтичных мест города — на Патриаршие пруды, где величественные лебеди, царственно скользящие по зеркальной глади, кажется, даже не подозревают о том, что в каких-то трехстах метрах отсюда круглосуточно шумит неугомонная Тверская.

При колоссальной дороговизне московской недвижимости никто не имеет права посягнуть на огромные лесопарки бывших окраин Москвы, которые сегодня расположены фактически внутри города: Лосиный остров, Измайлово, Кусково. То же касается и Воробьевых гор. Кстати, лет двадцать назад это были неухоженные замусоренные склоны. Сегодня они корректно, без нарушения прелести первозданной природы обустроены и превращены в просветительский экологический центр. Специальные стенды расскажут вам о флоре и фауне этих мест, о том, как рождаются овраги, и еще много интересного. А вот на глаза попался транспарант: “Бесплатный обмен книг”. Чуть дальше прямо под открытым небом длинный ряд полок, возле которых толпятся люди, отбирают литературу. Книги рассортированы по разделам: “Женский роман”, “Историческая литература”, “Классика”, “Поэзия”. И никакой охраны.

— Дома у каждого много книг накопилось, порой ненужных, — поясняют нам. — Их приносят сюда, оставляют, а себе подбирают что-то взамен. С одним условием: книга за книгу, независимо от объема.

Удивило, что процесс идет активно и правило соблюдается неукоснительно.

Гоните  ваши  денежки

Слова из песни “дорогая моя столица” уже давно переосмыслены на современный лад. С нашими далеко не тугими кошельками здесь и пообедать непросто. За метро приходится выкладывать 20 рублей, примерно четыре наши гривны. Все здесь дороже, правда, и зарплата у москвичей солиднее, чем у нас. Невольно припомнились благословенные времена конца семидесятых, когда мы с женой, еще студентами, позволяли себе с пятьюдесятью рублями проехаться в столицу на выходные, снять номер в гостинице где-нибудь на ВДНХ, посетить театры и музеи, а на прощанье посидеть в “Арагви” по улице Горького с его незабвенными хрустящими цыплятами табака. Сегодня многое из этого, увы, недоступно для скромных туристов.

Россияне, кстати, во многих случаях платят меньше, чем иностранцы, в категории которых мы оказались. Так, в усадьбу графа Шереметьева, что в Кусково, билет для граждан России в два с половиной раза дешевле, чем для граждан СНГ — соответственно 100 и 250 рублей (приблизительно 20 и 50 гривен). А вот некоторые  объекты финансируются Министерством культуры, и вход туда бесплатный. Таков, например, музей Булгакова, вместе с мемориальной квартирой писателя превратившийся в одно из любимых тусовочных мест московской богемы.

К слову, повсюду к вашим услугам масса бесплатных муниципальных туалетов (в том числе в окрестностях Кремля), самый роскошный из которых в двух шагах от Спасской башни, чему подивились мы немало.

Приметы  времени

 

Столицу не миновала волна переименований. Но Москва и ее власти очень осторожно переосмысливают историю России. Многим улицам вернули исторические названия. Проспект Маркса вновь стал Охотным рядом, площадь Маяковского — Триумфальной, а и Пушкинская — Страстной. Но, с другой стороны, великие имена и память о великих событиях сохранились в названиях станций метро и его монументальных мозаиках и фресках: “Марксистская”, “Площадь Ильича”, “Маяковская”, “Площадь Революции”, “Комсомольская”. Возводятся памятники российским царям, однако сохранены почти все памятники советской эпохи.

Время слегка подкорректировало этническое лицо Москвы. Город по-прежнему остается многонациональным. Но вот грузин явно поубавилось. Зато больше стало зарабатывающих в Москве на жизнь киргизов, таджиков и узбеков, которые основали в столице целые колонии.

Слова “терроризм”, “безопасность” звучат в Москве повсеместно, особенно в метро. Здесь тысячи постоянно работающих телекамер и поминутно звучащие призывы быть бдительными. В театр приходится проходить, как в аэропорт, — сквозь “рамку” и выложив весь наличный металл. Но этот маленький неизбежный негатив не может испортить общего светлого впечатления о чудесном городе.

Уезжаем вечером. Почти в течение часа поезд плывет по бескрайнему морю огней. Переделкино, Востряково, и вскоре он уже мчит по подмосковным березово-еловым лесам, но еще в течение часа на горизонте — сияющее над первопрестольной зарево моря огней большого города. До новой встречи, Москва!

Киев — Москва — Киев.