№ 169 от 16 сентября 2008 г.

«Семнадцать мгновений...» на все времена

«Семнадцать мгновений...» на все времена

Телесага о подвигах советского разведчика полковника Исаева, он же штандартенфюрер Отто фон Штирлиц, — один из трех фильмов, обогативших отечественный фольклор. Вначале был “Чапаев” с Василием Ивановичем, Петькой и Анкой, затем — поручик Ржевский из рязановской картины “Гусарская баллада”. “Семнадцать мгновений весны” пока замыкает список фильмов, о героях которых наш обожающий юмор народ слагает бесчисленные анекдоты. Вот уж поистине народное кино. 35 лет назад легендарный фильм был впервые показан по телевидению.

 

«Это моя история»

НАЗВАТЬ телефильм “Семнадцать мгновений весны” сериалом язык не поворачивается. По сравнению с нынешними отечественными криминально-мыльными операми он кажется созданным людьми с другой планеты. Знатоки утверждают, что премьеру киноленты в 1973 году посмотрело более 200 миллионов зрителей, а в СССР тогда всего проживали 260 миллионов человек. Во время показа в стране почти не фиксировалось уличных преступлений, резко возрастало потребление электроэнергии, а воды, наоборот, снижалось — люди были прикованы к телеэкрану.

Многие согласятся с тем, что “Семнадцать мгновений весны” и “Место встречи изменить нельзя” до сих пор остаются самыми популярными отечественными многосерийными художественными фильмами, вершинами игрового телевизионного кино. За несколько последних лет российскими и украинскими телеканалами снято игровой телепродукции в несколько раз больше, чем за все годы существования СССР. Однако пока что ни один сериал, несмотря ни на какие пиары, не смог повторить их успех. В очень редких случаях современное телемыло можно смотреть с интересом от начала до конца. Секрет заключается в том, что подход к работе в советском кинематографе был совершенно иным. Между “снимать кино” и “снимать интересное кино” простирается бездна.

“Семнадцать мгновений весны” режиссер Татьяна Лиознова творила, что называется, сердцем. “Когда мне в руки попал журнальный вариант “Семнадцати мгновений”, — вспоминала она, — я поняла, что должна поставить фильм, я читала и чувствовала, как мороз пробегает по коже — это было не просто захватывающее повествование. Это была история войны, в которой я потеряла всех мужчин нашего рода, включая отца и трех маминых братьев. Это моя история”.

Учись — и снимай

 

Профессионалы утве­рждают, что при со­здании успешного фильма определяющими являются два фактора — хороший сценарий и выбор актеров, точно “попадающих” в роль, все остальное второстепенно. В сериале Лиозновой, пожалуй, еще два запоминающихся момента — музыка Микаэла Таривердиева и неподражаемый закадровый голос Ефима Копеляна.

На роль Штирлица претендовало несколько актеров, включая Арчила Гомиашвили (зрители помнят его по роли Остапа Бендера в гайдаевских “12 стульях”), Олега Стриженова и Иннокентия Смоктуновского. Правда, сегодня трудно представить в этой роли кого-то, кроме Вячеслава Тихонова. Он буквально загипнотизировал зрителей своим молчанием, едва уловимыми жестами.

Мюллером вначале должен был стать Всеволод Санаев. Но он категорически отказался, заявив: “Я — секретарь парт­организации “Мосфильма”, фашистов не играю!” Леонид Броневой, которому досталась эта роль, тогда был актером малоизвестным. Позже он признавался, что играть роль фашиста за маленький гонорар (2435 рублей 70 копеек) не хотел. Съемки длились три года. Получалось примерно 43 рубля в месяц. Деньги по тем временам, прямо скажем, небольшие. Но второй режиссер ему резонно заметил: “Ты не знаешь, что тебе принесет эта роль!” Действительно, после премьеры фильма Броневой стал, как бы сейчас сказали, мега-звездой. Образ Мюллера — самый колоритный в фильме. Казалось бы, ну что такого интересного во фразе: “Штирлиц! А вас я попрошу остаться”. А ведь как врезалась в память!

Запоминающимся получился и образ шефа гитлеровской разведки Шелленберга, которого сыграл улыбчивый Олег Табаков. После показа “Семнадцати мгновений весны” по немецкому телевидению актер получил письмо от племянницы Шелленберга. Она благодарила Олега Павловича за то, что он создал на экране образ интеллигентного, обаятельного и проницательного человека, каким на самом деле и был ее “дядя Вили”. Впервые в истории советского кино фашисты были настолько “очеловечены”, хотя при этом они оставались опасными и коварными.

Совсем непросто шла работа над музыкой к фильму. Микаэл Таривердиев написал к нему 12, а по другой версии, 18 композиций, но Лиознова утвердила только две. Сначала песню “Не думай о секундах свысока” записали в исполнении Муслима Магомаева, затем Валерия Ободзинского, Вадима Мулермана, Льва Лещенко. Говорят, что Таривердиев предложил даже попробовать Валентину Толкунову. А Иосиф Кобзон, на котором в конце концов и остановила свой выбор Лиознова, сделал несколько десятков проб записи, прежде чем песня в его исполнении попала в фильм. Да, работали тогда, что называется, на износ.

Первоклассный сценарий, безукоризненная игра актеров, бессмертная музыка, идеальная режиссура плюс монтаж, грим, декорации — работа всех без исключения членов съемочной группы и сделала “Семнадцать мгновений весны” великим фильмом. Известный советский режиссер Михаил Ромм однажды назвал формулу идеальной картины — сильные чувства, глубокая мысль, точная, острая форма. “Семнадцать мгновений весны” — в ряду немногих картин, полностью соответствующих этим трем критериям.

С каждым годом лучшие советские фильмы обретают для зрителей все большую ценность, потому что ничего похожего не появляется. Казалось бы, смотри, учись и снимай. Но современные кинематографисты будто бы специально делают все наоборот. Что ж, нам остается лишь ждать рождения новых Гайдаев, Рязановых и Лиозновых.

Крым.