№ 169 от 16 сентября 2008 г.

Утраченный шанс Украины

Утраченный шанс Украины

Что на самом деле произошло в Южной Осетии и какие выводы из событий на Кавказе должна сделать для себя Украина? Предлагаем читателям “Рабочей газеты” беседу с народным депутатом прошлых созывов, исполнительным секретарем общественно-политической организации “Украинский форум” Георгием Крючковым. В составе неправительственной делегации он побывал в Цхинвале.

— Георгий Корнеевич, как возникла идея поехать в столицу Южной Осетии?

— Поездку организовало руководство “Украинского форума”. В состав делегации вошли руководитель организации академик Владимир Семиноженко, академик Петр Толочко и я. Были еще сопровождающие лица, в том числе и фотограф. Зачем это было нужно? В большинстве украинских СМИ, явно под диктовку власти, замалчивается главное: с чего все началось в Южной Осетии, чем вызван и в чем состоял начальный период этого конфликта? Не зная, что произошло на самом деле, можно делать любые, в том числе и тенденциозные, выводы. Мы хотели узнать, что же произошло в Южной Осетии, пообщаться с людьми и составить свое впечатление. В Цхинвале наша делегация встретилась с президентом Южной Осетии Эдуардом Кокойты, вместе с которым мы в течение нескольких часов осматривали город. Скажу вам откровенно: картина разрушенного Цхинвала произвела на нас страшное впечатление. Еще 1 сентября из некоторых развалин поднимался дым.

— Осетинская сторона говорит о геноциде по отношению к ним со стороны грузинской армии. По вашему мнению, есть ли на это основания?

— Несомненно! Даже само название операции — ”Чистое поле” характеризует цель операции: очистить Осетию от осетин. Вот вам конкретный пример. Нам показали текст приказа, подписанного главой марионеточного прогрузинского правительства Южной Осетии Санакоевым. Вдумайтесь: согласно этому приказу, следовало отравить источники водоснабжения, если грузинским войскам не удастся удержать Цхинвал. Удары наносились по системам жизнеобеспечения, жилым зданиям. Бомбардировкам подверглись национальный университет, музей, школы и даже кладбище. Местные жители рассказывали нам, как грузинские солдаты бросали гранаты прямо в подвалы, где прятались от бомбежек женщины, дети и старики.

— Как вы думаете, эта авантюра была сознательным выбором Саакашвили или его все же направляли извне?

— Сами понимаете, у меня нет фактов о том, что Саакашвили приказали начать боевые действия именно в этот день. Но давайте посмотрим, как развивались события. Во-первых, грузинскую армию активно готовили американские советники. Нам показали трофейные видеозаписи, которые это подтверждают. Второе. Армию солидно оснащали. Это говорит о том, что Грузию серьезно готовили к войне. Кроме того, есть все основания утверждать, что и Украина причастна к этой агрессии, ибо осуществляла солидные поставки военной техники в Грузию. При этом руководство Украины заявляет, что эти поставки осуществлялись законно. В Верховной Раде создана комиссия, которая, я думаю, даст ответы о законности поставок украинского оружия в Грузию. Но посмотрите, как поступил Израиль, который также экспортировал оружие в Грузию. Когда начался конфликт, Израиль демонстративно отказал Грузии в поддержке. А наши, наоборот, заявили, что будут продолжать вооружение грузинской армии.

— А вот о непосредственном участии украинцев в конфликте вам что-нибудь известно? По крайней мере, на уровне слухов такие разговоры ведутся.

— Нам показали дневник с украинскими адресами, принадлежащий одному из членов УНА-УНСО. Есть основания полагать, что какая-то часть граждан Украины могла в этом участвовать. Я не думаю, что это делалось организованно по инициативе украинских властей. Но украинские национал-радикалы имеют опыт боевых действий в Чечне. И, я уверен, они полезут в любую горячую точку, где только представится возможность выступить против России.

— Какого развития событий следует ожидать на Кавказе после признания Россией независимости Южной Осетии и Абхазии?

— Есть принцип неделимости страны. Но есть и принцип самоопределения наций. Как их согласовать? С философской точки зрения, все противоречия разрешаются в движении. Другими словами, каждый конфликт имеет свою специфику, исходя из которой он и разрешается. Но теперь, после того, что сотворила Грузия в Южной Осетии, и под дулом пистолета не заставишь осетин жить вместе с грузинами в одном государстве. Какие бы решения о территориальной целостности Грузии ни принимались, осетинский народ их не примет. И процесс этот необратим, особенно после того как Россия признала новые кавказские государства.

— Какие выводы должна сделать Украина после событий на Кавказе?

— Прежде всего, Украина потеряла уникальнейший шанс выступить в роли государства, которое способствует мирному урегулированию конфликта. Это первое, что надо признать и из этого исходить. И хотя при нынешнем президенте российско-украинские отношения трудно назвать стратегическими, тем не менее они таковыми являются, как минимум, на уровне деклараций. При этом Украина имеет и сверхотличные отношения с Грузией. И грех этим было не воспользоваться, чтобы поработать и поспособствовать мирному урегулированию конфликта. Тогда бы авторитет Украины вырос, и с нами бы считались. Но мы утратили этот шанс, поскольку руководство Украины во главе с президентом стало на путь безоговорочной поддержки агрессора — грузинской стороны. И восстановить миротворческий имидж страны будет очень трудно. Сейчас прежде всего нужно сказать народу Украины правду о том, как начинался этот конфликт. И второе. Надо кардинально менять внешнюю политику страны. Единственным приемлемым для нас выходом станет законодательное закрепление нейтрального статуса Украины.