№ 156 от 28 августа 2008 г.

У последней черты

У  последней  черты

Не успели высохнуть чернила подписи президента России о признании независимости двух новых республик на Кавказе, как МИД Украины осудил этот поступок Медведева.

В ЧЕМ же дело? По сей день Киев не выразил своего мнения по поводу независимости Косово — явно искусственно созданной территории в самом сердце Сербии. По этому поводу можно долго и с неподдельным гневом говорить. Но что от этого изменится? Косово уже есть... И есть Украина, которая является тем же Косово, но куда большего масштаба. Политика Вашингтона проста и в то же время ужасна до безобразия. Обратите внимание, что кошмарные эксперименты он проводит на одних и тех же территориях, не стыдясь своих методов, применяя, извините за тавтологию, одну и ту же методу. Где произошла первая цветная революция? В Белграде! Где произошла очень успешная следующая? В Тбилиси! О третьей и напоминать не стоит... Косово появляется, как уже было сказано, в той же Сербии. Южная Осетия и Абхазия по какому-то странному совпадению находятся рядом с Тбилиси.

“Ребята” из американского Госдепа — полный примитив. Эталон — американский бильярд. Чтобы без ошибки попадать в лузу, они сделали ее шире... Косово создано благодаря совершенно циничной идее — вырвать сердце страны и поставить туда сплошную механику “мейд ин (великая) Албания”. Грузию с некоторых пор тоже принято считать великой. “Чистокровные” украинцы уже почти сто лет мечтают об Украине “від Сяну до Дону”. А ведь Украина она и есть сердцем великой России. Представьте себе наши масштабы, если рассвет идет по этой территории восемь(!) часов подряд. Что еще добавить?

Основываясь на выводах российского аналитика Ярослава Бутакова, можно напомнить, что примерно лет сто назад в Галиции при поддержке австрийских властей возник центр, ставивший своей целью доказать изначальную чуждость русского и украинского народов, их культуры и даже их языка. Затем был придуман “украинский алфавит” на базе знаков фонетической транскрипции. Смешанный жаргон польско-еврейско-украинского мещанства Львова был объявлен основой для “украинского литературного языка”, на котором долго еще не могли писать ни в австрийской, ни тем более в российской Украине. “Украинская школа историографии” во главе с Грушевским, вопреки очевидным фактам, стала доказывать большую древность названия “Украина” по сравнению с названием “Русь” и выводить его не от слова “окраина”, а от “края” (в смысле страны). Попутно эти “историки” сочиняли миф о якобы финно-угорском происхождении великороссов в отличие от “чисто славянского” происхождения украинцев.

Забавно, что значительная часть русской либеральной интеллигенции приветствовала эти опыты. Псевдоисторические и псевдолингвистические измышления не получали аргументированного отпора со стороны русских ученых. Либеральная общественность благосклонно взирала на антирусский пафос проавстрийского “украинского возрождения” как на одно из средств подрыва “проклятого царизма”.

В конце XIX века австрийское правительство стало оказывать поддержку украинским националистам, стремясь использовать их для отторжения Украины от России. Вовсю пропагандировалась идея создания единой Украины, но в нерушимом союзе с Австрией. Хватило одного поколения, чтобы произошла смена национальной самоидентификации. Если еще в 1907 году депутаты от Западной Украины в австрийском рейхсрате назвали свою фракцию “Русским парламентским клубом”, то накануне Первой мировой войны слово с корнем “рус” было поставлено под запрет. В 1914 году за одно только причисление себя к русинам человек рисковал быть расстрелянным.

Возвращаясь к балканской проблеме, следует отметить, что после Первой мировой войны на Балканах возникло Королевство сербов, хорватов и словенцев
(с 1929 г. — Югославия), многие граждане которого считали себя принадлежащими к единой нации. Ведь до сих пор сербы и хорваты пишут на одном языке (он даже сейчас, несмотря на героические усилия националистов с обеих сторон, так и называется в обиходе сербохорватским), только одни — кириллицей, другие — латиницей. Но различие вероисповеданий оказалось роковым в увековечении раскола двух близких народов, который в 1990-х получил политическое оформление.

Сегодняшнюю Украину пересекают линии, грозящие расколом страны. И сходство с бывшей Юго­славией более чем очевидно. Помимо разделения на греко-католиков и православных, сами православные в Украине делятся на приверженцев множества конфессий. Вроде бы все украинцы объединяются одним этническим самоназванием, однако на Западе и Востоке в него вкладывают разные смысловые оттенки.

И только президент упорно не замечает, что фактически существуют три разные Украины. И ежедневно берет под козырек после каждого звонка из Вашингтона. Мы имеем дело с лицемерием, в котором и дна не видать! Каждым своим шагом гарант нашего с вами благополучия показывает, насколько ему “дорога” судьба нации, отцом которой он себя величает.