№ 153 от 22 августа 2008 г.

Тысяча и одна боль

В редакцию продолжают поступать письма о тысяче гривен, обещанной Тимошенко бывшим вкладчикам Сбербанка СССР.  Обесцененной донельзя (все помнят, что прежде она равнялась годовому заработку инженера, теперь  на нее и месяц прожить трудно), но все равно ожидаемой.

Передо мной одно из писем — от инвалида Великой Отечественной войны из Житомира Сергея Петровича Пономаренко. Чтобы прояснить ситуацию с его вкладом, мы обратились на “горячую линию” житомирского управления Ощадбанка Украины, поскольку именно здесь сосредоточены все данные о вкладчиках Сбербанка СССР по этой области. С корреспондентом газеты беседовала Оксана Александровна Яковенко — заведующая сектором в отделе кассовых операций.

— Ваш земляк, инвалид Великой Оте­чественной войны из Житомира Сергей Петрович Пономаренко жалуется, что получил в январе в сберкассе талон с порядковым номером. Ему сказали через неделю прийти за деньгами. По состоянию здоровья он не смог этого сделать, а когда пришел через месяц, то оказался не включенным в реестр вкладчиков.
— Сергей Петрович ошибается: ему никак не могли сказать, что через неделю он получит деньги. Талон, который ему выдали, — свидетельство тому. Все помнят, что творилось в отделениях Ощадбанка в январе. Был страшнейший ажиотаж. Тогда, чтобы упорядочить поток вкладчиков, и выдавали такие талоны. Но означали они только одно: в указанный день следовало прийти и в спокойной обстановке зарегистрироваться, то есть подать все необходимые документы и написать заявление-поручение для занесения данных вкладчика во всеукраинский реестр. Если это не было сделано или сделано с ошибками, то и данных в реестре нет. Если вы скажете мне номер и серию паспорта вашего читателя, то я смогу сразу дать вам ответ о том, есть ли он в реестре.

От редакции. Но в письме данных паспорта не было, так что пришлось перезванивать читателю и выяснять. И снова звонок на “горячую линию”.

— Оксана Александровна, Сергей Петрович сообщил нам свои паспортные данные. Он помнит, что в январе подавал все документы, но заявления не писал.
— То-то и оно. В перечне необходимых документов нет ничего лишнего. Вкладчикам следует предоставить паспорт гражданина Украины и ксерокопии всех заполненных страниц, потому что компенсация выдается только гражданам нашей страны. На тех, кто принял гражданство иного государства, возврат вкладов пока не распространяется. Также необходима справка о присвоении идентификационного номера и ее ксерокопия. Сберкнижка Сбербанка СССР подтверждает, что вклад был сдан именно в это отделение банка (в ином вам его не выдадут). А заявление гарантирует, что тысячей не завладеет третье лицо без ведома вкладчика. Компьютерная программа так устроена, что если нет хотя бы одного из перечисленных документов, вкладчик не будет зарегистрирован в реестре, что и произошло с вашим читателем. Сергей Петрович Пономаренко в реестре числится с 29 февраля нынешнего года.

— А я хотела бы обратить ваше внимание на то, что Сергей Петрович — человек преклонного возраста, инвалид. В указанное время он не явился только из-за ухудшения состояния здоровья. Что, кстати, вполне могло быть обусловлено стрессом из-за “штурма” отделения Ощадбанка. Все помнят случаи, когда в ночь после “штурма” умерли или оказались в реанимации престарелые вкладчики. Предусмотрел ли ваш банк особые условия для таких клиентов?
— Поначалу мы рекомендовали им подождать, когда спадет ажиотаж, чтобы спокойно зарегистрироваться позже. Кстати, сейчас это можно сделать безо всякой очереди в любом отделении Ощадбанка. Также был предусмотрен механизм оформления и получения денег другим лицом по доверенности вкладчика, официально оформленной у нотариуса.

— Но есть вкладчики, которые не в состоянии передвигаться, к тому же не каждый может позволить себе платные услуги нотариуса. Есть ли иной механизм обслуживания такой категории вкладчиков?
— Да, для инвалидов, лежачих больных, обитателей домов престарелых, а также для жителей отдаленных сел, где нет отделений банка, предусмотрена программа выплат через отделения “Укрпочты”. Подключают к этому важному делу и социальных работников, которые обслуживают инвалидов на дому. Они помогают вкладчикам пройти регистрацию в Ощадбанке, заполнить распоряжение на выплату и доставку денег через почтовые отделения. Действуют они по доверенности. В городе ее заверяет начальник ЖЭКа по месту жительства вкладчика (либо главный врач больницы или интерната для престарелых, если вкладчик пребывает там), в селе — председатель сельсовета.

— Сергей Петрович зарегистрирован с 29 февраля. Сейчас август, то есть прошло почти полгода, а свою тысячу он так и не получил. В чем причина?
 — Поверьте, это не наша вина. Начиная с июля, мы не получали средств для выдачи компенсации по вкладам.

От редакции.
На вопрос, сколько граждан так и не получили обещанной тысячи, банкиры предпочитают не отвечать. Считаем, мол.

Но ведь и мы с вами счету обучены.
За годы независимости Украина “потеряла” 7 миллионов граждан, и нас теперь немногим более 46 миллионов вместе с новорожденными.
По данным Госкомстата, с 1991 по 2007 год родилось около 16 миллионов детей. Все они также не могут быть вкладчиками Сбербанка СССР.
Не так давно глава правления Ощадбанка Анатолий Гулей сообщил, что на протяжении января-июня 2008 года на исполнение постановления Кабмина Ощадбанк получил от Минфина 17 траншей бюджетных средств на 4 млрд 552 млн 500 тысяч гривен.  Делим на тысячу и получаем 4,5 миллиона “осчастливленных” вкладчиков.

Надо учесть и погрешность исчисления. В нее, конечно, войдет число несовершеннолетних жителей Украины к 1991 году и вкладчики, имеющие две сберегательные книжки, а выдают только по одной (минусуем). Плюсуем граждан, которые унаследовали сберегательные вклады родственников, умерших за годы независимости.

И получаем, что больше 12 миллионов вкладчиков так и остались за бортом компенсации, несмотря на все заверения госпожи Тимошенко и ее подчиненных.

Так  что зря осуждают тех, кто с боем брал в январе отделения Ощадбанка. В своем недоверии к правительству они оказались правы.
...Принесли новые письма. Письмо от Надежды Баженовой тоже из Житомира. На листочке в клетку всего несколько нескладно  зарифмованных  строк: “...Год високосный. 29-е. Февраль. Сказали просто: “Приходите и трудовые получите”. Жду. Снова 29-е (июля). Опять была большая дуля”.