№ 149 от 16 августа 2008 г.

Чудесный доктор Пирогов

В 1853 году Николай Пирогов впервые в истории применил гипсовую повязку, которая ускоряла заживление переломов, избавляла от ампутаций рук и ног. Это было не единственное открытие великого хирурга.

Прибавил  себе  два  года

ПИРОГОВ родился в 1810 году в Москве. Отец служил казначеем. Имел 14 детей, но большинство умерло в младенчестве. Из шестерых оставшихся в живых Николай, родившийся тринадцатым, был младшим.

С детства Коля знал, что станет врачом. Родители надеялись, что это увлечение пройдет. Тогда медицина считалась низким занятием для дворянских детей. В 10 лет Колю отдали в пансион. Но случилась беда. Подчиненный отца исчез с казенными тридцатью тысячами рублей. Деньги числились на майоре Пирогове, и недостачу взыскали с него. С молотка ушли их дом, мебель, посуда. Платить за обучение стало нечем. Друг семьи, известный врач Ефим Мухин, предложил устроить мальчика на медицинский факультет Московского университета. Но в студенты принимали с шестнадцати лет. Николай готов был прибавить себе два года. Вступительные экзамены он сдал прекрасно.

В семнадцать Пирогов окончил университет в числе лучших выпускников, в 22 года стал доктором наук, в 26 — профессором. Его докторская диссертация была посвящена операции на брюшной аорте. Метод новоиспеченного профессора перенимали европейские светила.

Чистые  руки

Пирогова направили стажироваться в Германию. В Геттингене Николай Иванович познакомился с профессором Лангенбеком. Он учил Пирогова, как лучше держать скальпель, приспосабливать движения ног и тела к действиям оперирующей руки. И, главное, не браться за нож, пока не испробованы все терапевтические методы.

В операционную Лангенбек приходил с чистыми руками. Позже и Пирогов заметил: если рану продезинфицировать, а оперировать вымытыми перед этим руками, она заживает быстрее. До Пирогова хирурги между операциям рук не мыли, перевязывали больных бинтами, оставшимися после умерших.

В 1841 году Пирогова пригласили в Медико-хирургическую академию Петербурга. Здесь он создал первую в России хирургическую клинику, основал в ней новое направление — госпитальную хирургию.

Операции  под  наркозом

Ему 32 года, он одинок. Вспоминая всех, кто мог принести ему семейное счастье, остановился на 20-летней Екатерине Березиной. После четырех лет супружества она скончалась во время вторых родов. Полгода Пирогов не прикасался к скальпелю. До конца дней винил себя в том, что не смог спасти свою Катю.

В это тяжелое время произошло большое событие — был утвержден проект первого в мире Анатомического института. Его автор — Пирогов. И он вернулся к операциям.

Узнав, что в американском городе Бостоне прошло первое испытание эфирного наркоза, Николай Иванович берется за совершенно новое дело — операции под наркозом.

И еще одно свершение Пирогова — он создал первый в мире “Анатомический атлас”. Теперь хирурги могли оперировать, нанося минимальные травмы больному.

Крымская  война

Шло время. Пирогов видел, что сыновьям Николаю и Владимиру нужна мать. Ему и самому трудно было одному. В июле 1850 года 40-летний Николай Пирогов женился на 25-летней баронессе Александре Бисторм.

Через три года началась Крымская война. В качестве военного врача Пирогов добровольцем отправился в Севастополь. В осажденном городе не хватало медикаментов, раненых было тысячи. Николай Иванович не спал сутками — оперировал, накладывал швы и гипсовые повязки. Солдаты прозвали его “чудесным доктором”. О его мастерстве ходили легенды.

Именно здесь Пирогов впервые в истории медицины применил гипсовую повязку. Раньше переломы фиксировали деревянными колодками, руки и ноги потом искривлялись. В мастерской знакомого скульптора Николай Иванович увидел, как быстро застывает гипс, и уже на следующий день зафиксировал перелом вымоченными в гипсе бинтами.

В Севастополе Николай Иванович был и великолепным организатором. Всех пациентов разделил на пять категорий: от смертельно раненых до таких, которым достаточно сделать перевязку. Это дало возможность при царившей в осажденном городе суматохе сосредоточить силы врачей на первоочередных делах.

Первым в мире Пирогов привлек женщин к уходу за ранеными. Потом пытались приписать первенство англичанке Нейтингель, но тщетно. “Русские не должны дозволять никому переделывать историческую истину”, — писал Пирогов.

Царская  немилость

После возвращения из Севастополя Пирогов был принят Александром II. Доложил о бездарном руководстве армией князя Меньшикова, об интендантах, которые воровали солдатские пайки, простыни, медикаменты. Такая смелость царю не понравилась. Героя Севастополя уволили со всех занимаемых им должностей. Назначили попечителем Одесского и Киевского учебных округов. Однако и тут Николай Иванович попытался улучшить систему школьного образования. Осенью 1859 года на Подоле в Киеве была открыта первая воскресная школа. А император получил письмо, в котором Пирогов доказывал, что все люди талантливы одинаково и в университеты необходимо принимать не только детей дворян, но и крестьян, и евреев, и поляков. Возмущенный Александр швырнул письмо Пирогова министру образования: “Этот лекарь хочет открыть в России университетов больше, чем кабаков!”

Пирогова уволили и с поста попечителя. Герцен в своем журнале “Колокол” писал: “Отставка Н.И. Пирогова — одно из мерзейших дел России дураков против Руси развивающейся”.

Последнее  открытие

Ему было всего пятьдесят. Жил в купленном женой имении Вишня под Винницей. Тихая жизнь его не устраивала. Организовал бесплатную больницу, в которую съезжались люди со всей России.

Он уже был членом нескольких иностранных академий и, невостребованный на родине, выезжал с лекциями в Европу. Там ему предложили взять шефство над русскими учеными, обучающимися за рубежом, — физиологом Ковалевским, биологом Мечниковым, историком литературы Веселовским...

В 1862 году герой Италии Джузеппе Гарибальди в бою с монархистами был ранен в ногу. Иностранные врачи не могли определить местонахождение пули и предложили ампутацию голени. Гарибальди не хотел. Тогда пригласили Пирогова, который не только нашел и извлек пулю, но и довел лечение до благополучного результата. Вскоре Гарибальди уже участвовал в боях. А с русским врачом долго переписывался.

В мае 1881 года в Москве и Петербурге торжественно отмечали 50-летие деятельности Пирогова. С приветствием к 71-летнему хирургу обратился великий русский физиолог Сеченов.

Пирогов уже был неизлечимо болен. В дневнике он записал: “Ни Склифосовский, Валь и Грубе, ни Бильрот не узнали у меня ползучую раковую язву слизистой оболочки рта. Иначе первые три не советовали бы операции, а второй не признал бы болезнь за доброкачественную”. Это было 27 октября 1881 года. Через 26 дней великий хирург скончался.

По распоряжению жены тело Пирогова забальзамировали специальным составом, разработанным ученым незадолго до смерти. Не тронутые временем останки Пирогова по сей день хранятся в музее его имени в Виннице.