№ 137 от 31 июля 2008 г.

Что вы, мама, все плачете?

Что  вы,  мама,  все  плачете?

ДОМ у Матрены Петровны большой, на три комнаты. Кухня просторная, веранда тоже. А обширному двору завидуют все соседи. Только зарос он такой высокой травой, что 80-летней бабушке почти по пояс. И на все эти владения Матрена Петровна одна.

Женщина прислушалась: вроде звонит мобильный. Слегка переваливаясь на больных ногах, пошла в спальню. Достала телефон из корзины, на дне которой был расстелен носовой платок, чтобы дорогая вещь случайно не поцарапалась. Но никто не звонил.

Она набрала номер дочери.

— Вера, ну как вы там? Здоровы? У Олежки на работе все в порядке?

— Ой, мама, ну что вы беспокоитесь? Я в транспорте еду, плохо слышно, — и разговор прервался.

Банки  с  огурцами

А Матрена Петровна хотела попросить, чтобы дочь приехала и привезла из города хлеб, колбасу, крупу и сахар. Все ее запасы почти закончились. В селе только один магазин, от ее дома — далеко. Ходить она не может. Среди соседей так заведено, что если кто-то едет на велосипеде “на майдан”, то всем покупает продукты. Или рабочие-заробитчане из столицы приезжают, меняют хлеб на картошку. Но это редко. А вообще Матрена Петровна не любит кого-то своими проблемами нагружать.

Еще ей нужны банки для засолки огурцов и помидоров. Целая батарея готовых разносолов уже стоит в погребе. Но не выбрасывать же остальные овощи из нынешнего богатого урожая! И не для себя Петровна старается. Ей самой-то много ли надо? А единственной дочери и единственному внуку в городе зимой это очень даже пригодится.

— Ну что, приедет Олег в субботу? — крикнула Матрене соседка у ворот. — Или мне самой хлеба тебе купить?

— Олег в выходные работает, — придумала Петровна, а у самой от обиды защемило сердце.

Тридцатилетнему парню, не обремененному семьей (а он жениться не хочет, чтобы не иметь лишних хлопот), на личном авто доехать до бабушки можно за час. Но ему лень. Его и мать ни о чем просить не смеет. Приезжает Олежек с работы и сразу усаживается в кресло телевизор смотреть. Если матери дома нет, даже еду себе не разогреет. Будет ждать, когда ему подадут. А тут — в село ехать, банки везти! Не говоря уж о траве, которую давно обещал покосить.

А у Матрены Петровны телевизор сломался. Днем за делами еще ничего. По вечерам же тяжко. Да и нет у нее настроения смотреть на чужую счастливую жизнь...

Дочери  последнее  отдам

Матрена Петровна вошла в дом, неся в руках сорванную с грядки зелень, и споткнулась о высокий порог. Вспомнила, как маленькой ее Вера бежала за кошкой, упала и разбила губу. Хоть и не сильная была рана, но мать очень испугалась. Заплакала, схватила ребенка на руки.

— Да успокойся ты! — сказал муж. — Ерунда.

Любила она Верочку так, что прямо тряслась над ней. А та теперь даже о здоровье матери не спросит...

Пожилая женщина взяла спицы. Надо довязать теплые носки. Зимой без них не обойтись. Те, что дочь подарила, уже “есть просят”. А новые Вера никак матери не привезет. Вот и целится старушка спицами в маленькие дырки. Пальцы ее не гнутся. А что касается очков — надо в город ехать, заказывать новые. Да кто ее повезет?

В Киев она не переедет жить никогда. Собственно, ее туда и не зовут. Кроме того, с городом у нее связаны самые тяжелые воспоминания.

Когда Вера заканчивала школу, только и твердила о том, что уедет в столицу.

— Не хочу тут жить да в грязи копаться! — говорила она.

— Да разве земля, которая кормит, — это грязь? — сердились родители. — Это тебя Светка с толку сбивает. Ишь, в каких юбках ходит!

— Причем тут юбки? — кричала дочь. — Перспективы в селе нету.

— А ты что, в институте учиться хочешь? Ведь нет. Кем станешь работать?

— Найду кем, — отвечала Вера.

И только отплясала на выпускном балу, как обрезала косу, подстриглась под мальчика — и улетела.

Позже родители узнали, что с девчонками в город махнул и Миша, Верин поклонник. Немного успокоились. Это хороший парень, дочку в обиду не даст.

Вера и Миша стали жить на квартире, которую им нашла Света. Эта проныра уже давно в столицу путь проложила. Работали где придется. Чаще всего на рынке — торговали селедкой и маслом. Через несколько лет Михаил пристроился к предпринимателю, перепродающему обувь. Получал неплохо. А Вера уже сидела с ребенком.

Жилья своего не было. И перспектив приобрести его тоже. Матрена Петровна с мужем еще надеялись, что дочка вернется домой. Хата большая, всем места хватит. Пропитаться тоже можно. В конце концов молоко будут продавать, картошку, фрукты. Но городская жизнь затягивала молодых все больше.

Когда пришло время идти внуку в школу, семью внезапно попросили с квартиры. Тут Вера и затормошила родителей: продайте корову — купите нам квартиру!

На что только не пойдет любящее родительское сердце! Хоть и мечтали отец и мать Веры, что дочка вернется в село, им на старости лет поможет, ничего из этого не вышло. Та зубами вцепилась в столицу.

— Да я голодать буду, а в село не вернусь! — заявляла она.

— У тебя сын растет. А даже уголка для письменного стола у него нет. И болеет он часто в этом вашем городе, потому что в четырех стенах сидит, — убеждала мать.

Напрасно. Продали корову, доложили накопленные за долгие годы деньги и купили дочери квартиру. Плохонькую, на окраине города. Но — свою.

Отец с Михаилом взялись за ремонт. Вскоре квартиру было не узнать. Готовились праздновать новоселье. Мать с дочкой хлопотали на кухне. Отец побежал в магазин докупить вина, а на дороге его насмерть сбила машина...

Второе  горе

Несчастье одно не ходит. Заболел Миша — обнаружили рак легких, врачи его спасти не смогли.

Шли годы. Вера больше замуж не вышла. Лет пять жила с женатым мужчиной. Но потом он вернулся к законной жене. Были у нее и другие поклонники. Но опять же все несвободные. Вера сердилась, сетовала на судьбу. С матерью виделась редко. А когда ей исполнилось пятьдесят, заявила: как выйдет на пенсию — навсегда уедет в село.

— Да неужто, дочка? — обрадовалась Матрена Петровна. — Приезжай хоть сейчас, возьми отпуск. Я уж и дом на тебя переписала.

— Этим летом не получится. Мы со Светой в Турцию едем.

И так каждый раз. Поговорит с матерью по телефону — и опять молчок надолго. Как-то Матрена Петровна не выдержала, расплакалась в трубку.

— Ой, мама, ну что такого страшного случилось, что вы рыдаете? — недовольно спросила Вера. — Соскучились? И я по вас скучаю. Но что же делать? Пойдите к соседям, с ними поговорите.

— В эту субботу день рождения твоего отца. Приезжай, на могилку сходим. Ты давно там не была.

Дочь приехала. На кладбище у старой женщины опять потекли слезы.

— Ну что вы, мама, все плачете и плачете? Ложитесь уже и умирайте! — произнесла в сердцах дочь.

Матрена Петровна ничего не ответила. Только искоса посмотрела на дочь. А ночью скончалась от разрыва сердца.

В нашей компании шкаф эконом класса по невысоким ценам.