№ 135 от 29 июля 2008 г.

Сюжет для оператора

Сюжет  для  оператора

Телеоператор — одна из основных творческих профессий телевидения. Именно телеоператор является основным автором изобразительного решения сценария, над воплощением в жизнь которого работает большая группа людей.

ВАДИМ Брюх представляется как “самый древний видеооператор Луганского телевидения”, потому что телекамера стала его рабочим инструментом в 1995 году. А до этого еще в школе он получил специальность токаря, до армии год проработал на заводе имени Ленина. После службы в Туркмении на иранской границе Вадим вернулся в Луганск и поступил в Луганское культурно-просветительское училище, где всерьез увлекся фотографией.

Игра света и тени, разнообразие ракурсов, возможность заниматься творчеством — все это нравилось Вадиму, но, как у всякого талантливого человека, в его жизни настал момент, когда возникла потребность дальнейшего роста. Так, в 1990 году он пришел работать ассистентом режиссера на Луганское областное телевидение, а со временем взял в руки телекамеру.

Больше всего Вадим любит снимать производство, одним словом, все, что связано с трудом простого рабочего человека.

— Потому что я в этом разбираюсь, — объясняет Вадим. — Да, у меня нет специального образования (хотя в училище мы и изучали кинопроекционную технику), но спасибо моим старшим коллегам за их добрые советы.

О своей работе Вадим рассказывает с юмором, но за шутками-прибаутками все равно проступают опасные и рисковые реалии этой профессии.

Однажды ему пришлось снимать парашютистов. Он пристроился с камерой у самой “калитки”, в которую один за другим прыгали спортсмены. И последний парашютист зацепил своим снаряжением какой-то крючок на амуниции телеоператора. Доли секунды хватило Вадиму, чтобы не уйти следом за спортсменом вниз. Испугался, конечно, нешуточно, но нужно было продолжать съемку. Хотелось снять парашютистов в полете, вот и придумал: инструктор его буквально за ноги держал, пока Вадим, свесившись над бездной, снимал распускающиеся бутоны белых парашютов.

Не раз Вадиму приходилось спускаться и в шахту: по колено в воде, в сырости, духоте, но с камерой на плече, которую нужно беречь как зеницу ока, ведь на пленке — самое ценное, то, что увидит зритель, уютно устроившись перед телеэкраном с чашкой чая в руке. Особенно тяжелые воспоминания у Вадима о печально известной метановой шахте им. Баракова, когда в 2000  г. взрыв унес жизни 80 горняков.

— Иногда создается такое впечатление, что удивить меня чем-либо уже невозможно, — признается Вадим. — Но, как ни странно, для работы это хорошо, начинаешь чувствовать границы, понимать какой кадр следует снять, а какой — ни в коем случае. Я имею в виду, конечно же, моральную составляющую. Я категорически против сцен жестокости, кровавых подробностей — всего того, чем грешат телеканалы, гонящиеся за рейтингом.

К своей работе Вадим относится очень ответственно, для него главное — хорошая “картинка”.

— Запросто могу сказать губернатору или мэру: “Пересядьте сюда, повернитесь вот так!” Зачем портить кадр неудачным освещением или невыгодным для героя ракурсом? В нашей профессии достаточно хитростей и фокусов, позволяющих показать то или иное событие совсем в другом свете. Взять хотя бы правила съемки: справа налево. А вот если наоборот, то зритель уже начинает чувствовать дискомфорт, и от этого психологически воспринимает сюжет негативно. Да и потом — хочется выглядеть достойно перед коллегами, ведь сам смотрю телепрограммы и обращаю внимание на то, кто и как снял материал.

Над трехминутным новостийным телесюжетом работает большая группа людей и от мастерства каждого из них зависит качество конечного продукта. Но телевидение — это искусство визуального общения со зрителем. Кадры, отснятые Вадимом, позволяют телезрителю “почувствовать” запах машинного масла в заводском цеху, “услышать” шелест пшеничных колосьев в знойном поле, “ощутить” прохладу лесного урочища в ландышевом заповеднике...

Луганск.