№ 134 от 26 июля 2008 г.

Через Польшу на автомобиле

Через  Польшу  на  автомобиле

Путешествия

Любой автолюбитель, куда бы он ни приехал, первым делом обращает внимание на дороги, машины, а потом уже на архитектуру, прохожих и достопримечательности.

Эх,  дороги!

ДОРОГИ в Польше куда в лучшем состоянии, чем в Украине. Машина словно скользит, даже железнодорожные переезды преодолевает незаметно для пассажиров. Но в этой дорожной бочке меда есть и своя ложка дегтя. Сами шоссе узкие, с глубокими кюветами, к тому же прямых участков на них очень мало, в основном сплошные зигзаги. Но движение интенсивное. Так что, если впереди вас едет какой-то “тихоход”, то обогнать его практически невозможно. Мы пару раз попытались пойти на обгон, но в конце концов смирились и стали плестись в общей веренице машин. В этом минусе нашелся и свой плюс. У нас появилось время получше рассмотреть окрестности.

Из  окна  авто

Земельные наделы польских крестьян меньше, чем у наших фермеров. Поля окрест дороги поделены на сравнительно небольшие участки и потому напоминают бесконечное лоскутное одеяло, сшитое из аккуратных разноцветных квадратиков и прямоугольников. На каждом наделе, ближе к дороге, стоит дом. И почти на всех фасадах огромными буквами по-русски выведены объявления: мягкая мебель; текстиль, белье; детские игрушки; куплю бензин. Так что польские крестьяне на одну только земельку не надеются.

Высоченные заборы, закрывающие двор от постороннего глаза, нам не встретились ни разу. Сетка-рабица, решетка — наиболее часто встречающийся вариант “прозрачной стены”. Дворики домов были не похожи друг на друга. Один хозяин в дизайне отдал предпочтение камню и кипарисам, с подоконников и балкона другого дома свисали буйно цветущие петунии. Кто-то украсил дворик “античными” скульптурами, кто-то — гномиками. Старые тачки, телеги, автомобили, помещенные в центр лужайки, использовались хозяевами в качестве вазонов для цветов.

Вы спросите, какие там дома? Сохранилось очень много с маленькими окошками и черепичными крышами. Новые же не отличаются от наших, правда, поскромнее, чем у новых и не очень новых украинцев.

В каждом селе мы видели костел — старинный или современный. Как бы медленно мы ни ехали, архитектура прошлых времен заставляла оборачиваться, чтобы получше рассмотреть изящную каменную резьбу. А новые костелы показались нам очень странными сооружениями из стекла и бетона, ломаные линии которых в итоге дерзко взмывали ввысь звонницей.

Мы ехали в ту пору, когда убирают зерновые. То тут, то там на мини-наделах селян лежала свернутая в “рулоны” солома. Кто-то уже занимался вспашкой земли под озимые. Причем пахали польские крестьяне на... лошадях.

Обед в придорожном кафе принес нам сюрприз. Полистав меню, набранное латиницей, мы нашли знакомое слово “борщ”. Моя киевская подруга-полька готовит борщ особым образом, называя его польским. Варит его из пяти(!) разных видов мяса: говядины, свинины, курятины, утятины и крольчатины. В ожидании заказа мы, заранее предвкушая удовольствие, начали обсуждать, как расскажем подруге о настоящем польском борще. И вот официант расставляет тарелки. В глубокой печально плескался бульон красного цвета. В плоской тарелке лежала картофельная зраза, фаршированная мясом, и рядом — по одному ломтику отварной свеклы и морковки. Все! Мы переспросили официанта: “Это борщ?” — “Борщ!” — бодро ответил молодой человек...

Гданьск

Наш путь лежал на север, в морскую столицу Польши Гданьск, город с тысячелетней историей (основан в 980 году), расположенный на южном берегу холодного Балтийского моря. По нашим меркам небольшой — полмиллиона населения, по польским — крупный административный центр, столица Поморского воеводства.

Символом Гданьска местные жители считают фонтан Неп­туна, морского покровителя горожан. Рядом с божеством в чаше фонтана “плещутся” обитатели морских глубин — как существующие в живой природе, так и мифические.

Почти каждый старинный дом Гданьска имеет свою интересную историю. Один из них польский купец построил для своей любимой дочери. Но когда та отказалась следовать воле отца и выйти замуж за нелюбимого, он запер ее, превратив прекрасный дом в золотую клетку. “Птичка” так и умерла в ней, не выйдя на свободу. Истории других домов куда веселее.

Мы гуляли по городу. Нашли знаменитую Марьяцкую улицу, живописное оформление домов которой вдохновило не одного писателя и художника. Обнаружили, что в Гданьске, как и в Киеве, есть Золотые Ворота (правда, выполнены они в стиле ренессанса). Четыре скульптуры, украшающие их, изображают добродетели: разум, справедливость, набожность и согласие. А еще Ратуша старого города, Новая ратуша, Великая мельница (попросту большая) и как его здесь называют “Журавель на Мотлаве” (подъемный кран XV века, колесо которого двигалось некогда силой человеческих ног). И это далеко не полный перечень достопримечательностей города. Но нам хотелось побывать и за его пределами.

Как  дома

Древние строения Гданьска с их остроконечными черепичными крышами и узкими фасадами домов остались позади. Стоило проехать буквально 20 километров вдоль побережья, как картина поменялась. Простые двускатные крыши незамысловатых строений, вольно разбросанные среди живописных холмов, поросших лесами. Озера, простор. Это — Кашубы. Регион, где издревле селились славяне. Их притесняли, изгоняли, но они все равно оставили в здешней культуре свой след.

Верите, но мне вдруг так тепло стало от увиденного! Словно и не в Польше мы, а где-то дома. Приветливые жители городка Шимбарк посоветовали нам посетить “перевернутый дом” местного чудака Даниеля Чапевски (на снимке). Видно его было издалека. Туда тянулась очередь туристов, желающих посмотреть строение изнутри. Зашли и мы. Через короткое время вестибулярный аппарат начал давать сбои — кружилась голова. Так сознание реагировало на то, что предстало перед глазами: мебель, закрепленная на полу, который у тебя над головой. Сам хозяин говорит, что редкий человек может пробыть в этом доме долго. Даже строители работали не более 3-х часов кряду.

Перевернутых домов хватает по всему миру. И, может быть, не стоило бы упоминать об этом, если бы не одна фраза, которую сказал нам автор проекта, узнав, что мы из Украины.

— Этот дом — символ нашего времени, — объяснил он свой замысел. — Сейчас все перевернулось вверх ногами. Ценности, которыми мы жили столько лет, уничтожены. Я хочу, чтобы люди, зайдя в этот дом, поняли это, опомнились и вновь перевернули мир с головы на ноги, вернув социалистическое устройство страны.