№ 130 от 22 июля 2008 г.

Воплощение мечты

Воплощение  мечты

Звездные мгновения Украины

“Мне очень нравится рубрика “Звездные мгновения Украины”, появившаяся в газете в нынешнем году. Интересно и очень важно узнавать о людях, прославивших Украину своими достижениями в труде, науке, искусстве или спорте. Это важно еще и потому, что нынешнее поколение учат жить совсем на других примерах...

Слышал, что в конце семидесятых годов молодой шахтер из Донбасса перекрыл достижение Алексея Стаханова. Интересно было бы узнать о нем и его рекорде. Это было бы не только познавательно, но и объяснило нынешним “вождям”, почему в Советской Украине добывали больше 160 миллионов тонн в год, а сегодня только 58...“

Петр ЦЫБУЛЬКО, ваш постоянный читатель.

Полтавская область.

Михайлов  идет  на  рекорд

...ДЕЛО намечалось небывалое. Потому в одиннадцать вечера начальник 109-го участка Исаак Гольцман снова (уже третий раз за день) опустился в шахту. Сообщения, которые он записывал в “вахтенный” журнал в течение последних тридцати-сорока минут, говорили, что все было в полном порядке. И все же горняцкий характер и почти двадцатилетний опыт работы на крутых пластах подсказывали: посмотри сам еще раз, шахта есть шахта.

И вот в ночь с 8 на 9 апреля на “Алек­сандровском” (такое название носит пласт, отрабатываемый 109-м участком) загрохотал отбойный молоток. Двадцатисемилетний забойщик горловской шахты имени Румянцева Михаил Михайлов пошел на рекорд. Молодой коммунист, делегат XVIII съезда ВЛКСМ решил превзойти легендарное достижение Алексея Стаханова, выполнившего за шесть часов работы четырнадцать с половиной сменных норм.

Доказать,  что  ты  ЭТО  можешь!

...Первые “кони” (норма выработки забойщиков) дались легко. Сразу нашел в нижней половине черного теплого на ощупь пласта мягкую прослойку. Вонзил в нее пику отбойного молотка, нажал на рукоять — и гремящий, сверкающий тысячами искр поток угля ринулся вниз...

Так же начиналась и та смена, о которой Михайлов вспоминал с нескрываемым огорчением. Тогда он тоже замахнулся на стахановский рекорд. И все поначалу шло гладко. Одна, две, три, четыре нормы... На пятой почувствовал усталость. Отвинтил пробку фляги, глотнул воды и снова за дело. Пять, шесть, семь норм...

И вдруг воздух, омывавший забой упругой свежей струей, замер. Стало нестерпимо жарко. Коржом вздыбилась пропитанная потом и угольной пылью роба. Оставив молоток в лаве, Михайлов поднялся в вентиляционный штрек. Там ожидал его горный мастер:

—  Поганые дела, Миша. Звонили снизу — завал в откаточном штреке ...Выходит, не получится в этот раз... Но ты не печалься. Все у тебя, старик, впереди...

И вот жизнь снова дала тебе, забойщик Михайлов, шанс, возможность испытать себя и доказать, что ты ЭТО можешь...

Трудились 
по  стахановскому  методу

Рядом были друзья: комсорг шахты Анатолий Антипов, комсорг участка Иван Яковлев, забойщики Юрий Постемский, Тимофей Матвеев и Василий Маевский. Перед ударной сменой было решено действовать так же, как герой первых советских пятилеток луганский шахтер Алексей Стаханов — разделив обязанности. Самую тяжелую работу — отбойку угля — взял на себя Михайлов. А крепили выработку за ним его товарищи. Вон как здорово трудятся ребята!

— Давай, Миша, давай! — кричит, подбадривая Михайлова, Антипов. —  Уже больше половины сделано!

— Точнехонько десять норм, — в тон комсоргу басит Матвеев. — Красиво работаешь, друг!..

Красиво работать Михаила учил его первый наставник, старый забойщик Иван Тарасович Казимирчук. Не раз говорил он парню: “Мечтаешь о подвиге — равняйся на Изотова и Стаханова. Ищи в труде радость и красоту”.

Тайна  подземной  нивы

Был в жизни Михайлова и другой человек, повлиявший на стиль его работы. Вот, что рассказал о нем сам Михаил:

— Рос я, как и большинство горловских мальчишек. Интересы были обычными. Только почему-то казалось тогда, что главное в человеке — физическая сила. Может, это и вполне нормально для того возраста — в нашей ватаге верховодил тот, кто больше других выжимал самодельную штангу. До дыр зачитывали мы книги о знаменитом борце Иване Поддубном, штангисте Юрии Власове. Словом, была у меня мечта стать очень сильным. А потом вдруг открылось: силу только для того, чтобы верховодить, копить-то нечестно. Сила для дела нужна.

Увидал однажды в школьном музее фотографию. И так поразила она меня: сухонький, невысокий человек, а вот руки у него — могучие, богатырские, — продолжал Михайлов. — Это был знатный забойщик шахты Герой Социалистического Труда Федор Поликарпович Голубятников. Позже, встречаясь с ним на школьных вечерах, пионерских сборах, спрашивал: как удалось вам, не имея геркулесовских “параметров”, добиться таких результатов в шахтерском труде? До сих пор помню ответ: “Что до силы, так она в работе приходит, но в нашем горняцком деле успех приносит не только она. Здесь надо и красоту труда понимать, и чутье особое иметь... У каждой лавы, скажу тебе, свой характер, свое поведение. Вслушайся в название пластов: “Соленый”, “Тонкий”, “Мазурка”, “Великан”, “Кирпичевка”... Сумеет горняк разгадать их тайну — богатый урожай соберет с подземной нивы”...

«Есть  пять  железнодорожных  вагонов  угля!..»

Пригодились, ох, как пригодились Ми­хайлову советы бывалого шахтера. Теперь он точно знает: успех дела решает не только физическая сила. Главное — точный расчет. Сегодняшняя смена должна стать лучшим тому подтверждением.

...Вот и снята полоса угля по всей 120-метровой лаве. Но это еще не все. Это еще не рекорд. А как хочется отдохнуть! Хоть бы немножко, самую малость.

— Возьми флягу, — говорит Юрий Постемский. Опытный забойщик, он хорошо знает, как важен сейчас глоток воды.

И впрямь, будто сил прибавилось. Наверное, открылось, как говорят спортсмены, второе дыхание. Снова яростно загрохотал отбойный молоток. Снова мощным потоком пошел уголь.

— Тринадцать, четырнадцать, пятнадцать! — перекрикивая гудящую темень уступов, в унисон считают Антипов, Яковлев, Маевский, Матвеев и Постемский...

Выбравшись в откаточный штрек, Михай­лов сразу попал в объятия друзей. Закаленные шахтой мужики радовались, как дети.

— Ну, Миша, ты даешь! Нарубил почти триста тонн угля. Пять железнодорожных вагонов... Это ведь восемнадцать сменных норм! Железный забойщик!

И понеслось, полетело по телефонным проводам из недр земли: 9 апреля 1978 года молодой горловский забойщик  Михаил Михайлов перекрыл легендарный рекорд Алексея Стаханова! Этому достижению радовалась тогда вся огромная страна. О нем писали многие зарубежные издания. Одна из британских газет вышла с огромной шапкой: “Украина — родина подземных рекордсменов!” Это было тридцать лет тому назад...

 Ориентир  для  всей  страны

...Не каждый день в нашей жизни бывают мгновения, отмеченные радостью созидания, когда сделано что-то особенное, чего до тебя еще не делал никто. К молодому коммунисту Михаилу Михайлову такое мгновение пришло. Он стал обладателем выдающегося трудового достижения, прославившего Украину. Позже, выступая с трибуны комсомольского съезда, Михайлов скажет:

—  Мой рекорд не был самоцелью. В угольной промышленности СССР рекордная добыча никогда не была самоцелью. Она лишь ориентир, показывающий возможности производства...

И жизнь подтвердила правильность этих слов. Уже тогда, в апреле 78-го, многие забойщики страны стали действовать с повышенной производительностью. К ударной работе стал готовиться и коллектив 109-го участка. Одним из первых в Донбассе он включился в соревнование за достижение 500-тонной суточной нагрузки на маломощную крутопадающую лаву. И победа пришла к новаторам.

Минуло несколько месяцев, и страна вновь услышала имя знатного горняка. За большие успехи в труде молодому забойщику, члену ЦК ВЛКСМ, коммунисту Михаилу Михайлову была присуждена премия Ленинского комсомола. Ее он передал на строительство детского сада в одном  из районов вьетнамской столицы.

P.S. Я был свидетелем того, как проходила рекордная вахта Михаила Михайлова. Все рассказанное — это не запись чьих-то слов, а личные впечатления. Так действительно работали украинские шахтеры, и так ценило тогда их труд государство...