№ 125 от 12 июля 2008 г.

А счастье было так возможно

А  счастье  было  так  возможно

Житейская история

Говорят, когда Господь закрывает одну дверь, он открывает другую. Надо только осмотреться и увидеть ее, а не ломиться в закрытые ворота.

Женсовет

— НУ НЕ семья у нас, а непонятно что! — жаловалась Тоня матери. — Он отдыхает с друзьями, домой возвращается поздно. Что бы я ни сказала, раздражается. Люди говорят, что видели его с другой! Не могу я больше, уйду!

— Куда уйдешь? — резонно заметила мать.

Тоня и сама знала, что возвращаться ей, по сути, некуда. Отец беспробудно пьет. Мать прячется от его буйных выходок во второй комнате двухкомнатной “распашонки”, баррикадируя дверь.

— Терпи! — наставляла мать. — Не пьет? Не бьет? Терпи! Ластись к нему. Хвали. Мужики лесть любят. А еще роди. Роди ему малыша! Ребенком привяжешь, никуда не денется!

— Какое дитя?! — парировала Тоня. — Хотя в последнее время в этом плане от него спасу нет, но осторожен очень, все делает для того, чтобы я не забеременела.

— Дуреха ты, дуреха! — горячо зашептала мать. — Скажи, что уже беременна, он предохраняться и перестанет. Кабы я так не сделала, и тебя бы на свете не было, и папаня твой ушел бы из семьи.

— А разве лучше, что он остался? — также тихо спросила дочь, кивнув в сторону комнаты, за дверью которой что-то пьяно бубнил отец.

— Ну, как знаешь! — обиделась мать.

Любовь

Толик, узнав за ужином, что жена беременна, чуть не поперхнулся. Уже месяц, как он тайком от нее встречался с Оксаной и не просто всерьез думал о разводе, а именно сегодня собирался сказать жене об этом.

Он очень долго добивался внимания той девушки. Несколько вечеров потратил на то, чтобы проследить, нет ли у него соперника. Такового явно не наблюдалось. Оксана выходили из магазина, где работала, одна. Также одинок был и ее путь домой. Анатолий шел поодаль, охраняя ее покой. И ему очень хотелось, чтобы на незнакомку кто-то напал. Тогда он защитил бы ее. Классный повод познакомиться!

Но на девушку никто не покушался. Тогда Анатолий стал наведываться каждый день в магазин, покупая в ее отделе всякую дребедень. В конце концов, он решился и попросил у Оксаны разрешения проводить ее домой. И с тех пор ежедневно встречал ее после работы с цветами. Они болтали без умолку всю дорогу. Анатолий и сам удивлялся тому, что тем для общения день ото дня не убывало, а становилось все больше.

Как раз сегодня они обсуждали взаимоотношения в семье. Тогда Оксана и сказала, что никогда не станет встречаться с семейным человеком. Сама выросла без отца, так что не возьмет на себя грех такой, уводить из семьи мужа и отца.

У Толика похолодела душа. Он уже не представлял себе жизнь без этих встреч, без Оксаны. Парень задумался и невпопад отвечал на вопросы девушки.

— Вижу, что тебя что-то смущает, — заметила она. — Но спрашивать ни о чем не буду. Ведь мы просто друзья и у каждого из нас своя личная жизнь.

— Нет, я скажу тебе, в чем дело, — ответил Толик. — Я женат, — увидев, как девушка вздрогнула, словно от удара, он поторопился пояснить. — Официально женат, но фактически с женой не живу! Не разводимся только из-за того, что нет времени. Но теперь у меня есть повод поторопиться. Я встретил тебя.

Боль, мелькнувшая в глазах Оксаны, сменилась теплотой. Ведь фактически парень не просто признался ей в любви, а заявил о серьезности своих намерений.

Придя домой, Анатолий удивился праздничному ужину на столе и поцелуям жены.

— Кого-то в гости ждешь? — спросил супругу, на ходу схватив с тарелки аппетитную котлету.

— Жду. Тебя! — улыбнулась Тоня. — У нас праздник. Я беременна! Так что поздравляю, будущий папаша! У тебя будет сын!

Котлета застряла в горле.

Как  ты  мог?!

— Как беременна?! — не поняла Оксана, когда Толик сообщил ей эту новость. — Я думаю, она порядочный человек, и если вы давно не живете, она не станет навешивать на тебя этого ребенка. Ведь у него должен быть отец. Пусть он и разбирается в этом!

— Я отец, — понурил голову Толик. — Но я не люблю ее. Я тебя люблю! Я готов помогать ей и ребенку, но жить — нет!

Голубые глаза Оксаны стали темными от гнева.

— Как ты мог так обманывать меня? Как ты мог? Ты ничем не лучше других! Уходи!

Радость встреч сменилась страшной болью. Оксана избегала Толика. Но он упорно ежедневно встречал ее после работы и плелся сзади. Однажды он не дождался ее. Магазин закрыла совсем другая девушка.

— А где Оксана? — кинулся он к ней.

— Где-где! Уволилась! — продавщица видимо была в курсе сердечных дел подруги. Она ответила парню с нескрываемым возмущением. Но когда увидела, как он рванул в сторону дома любимой, крикнула вслед: — Не ходи туда, уехала она из города!

— Куда уехала? — Толик бегом вернулся к продавщице. — Куда?

— Говорить не велено! — дернула та плечиком.

— Говори, а то не знаю, что сейчас сделаю! — парень схватил девушку за плечи. Безумный взгляд не на шутку испугал ту.

— Да не знаю я, правда, не знаю! — заплакала она. — Уехала и не сказала.

Толик опустился наземь, как сдутый шар. Что делать, где искать?

Год  спустя

Тоня возилась с новорожденным малышом, собираясь на прогулку. Она опасливо посматривала на дверь соседней комнаты, где что-то пьяно бубнил ее муж.

Вот дверь распахнулась, из комнаты вывалился Толик, которого было не узнать. Небритый, с полоумными глазами.

— Слушай, я тут подсчитал, что родила ты через 11 месяцев после того, как сказала про беременность. Ты что, как слониха, почти год ходила, или как? На дурочку меня купила?

— Были все признаки, и я подумала, что беременна, — Тоня опасливо смотрела на супруга.

— Подумала! — передразнил ее тот. — А обо мне ты подумала?! Ты мне всю жизнь сломала! Стерва! — выкрикнул он, бросив в нее подвернувшейся под руку табуреткой.

Тоня забилась в угол, прижимая к себе дитя. Табуретка пролетела мимо и разбила окно. А Толик не удержался на ногах и плюхнулся на пол. На звон стекла заскочил сосед. Перешагнув через невменяемого Толика, он помог воющей Тоне подняться и обнял молодую женщину, пытаясь ее успокоить.

— И чего ты за этого дурня вышла! Давай перебирайся ко мне! Ты мне нравишься с первого дня, как сюда переехала!