№ 121 от 08 июля 2008 г.

Вечерние школы живы

Вечерние  школы  живы

БОЛЕЕ десяти лет назад, в 1996 году, городской голова Луганска посчитал вечерние школы рудиментом советской эпохи. По его приказу были ликвидированы четыре городские “вечерки”. Но вскоре выяснилось, что количество людей, по тем или иным причинам не получивших среднее образование и желающих наверстать упущенное, вопреки прогнозам экс-мэра не только не стремилось к нулю, но и постоянно увеличивалось...

Сегодня в Луганске работает только одна вечерняя школа или, как говорили раньше, школа рабочей молодежи. Конечно, это название теперь не очень-то подходит. Если вспомнить фильм “Большая перемена”, то там вечерами за парты садились рабочие предприятия, руководство которого было заинтересовано в том, чтобы коллектив состоял из образованных людей.

— Сейчас это большая редкость, — говорит директор школы Валентина Веретянникова. — Чаще всего руководители с неприязнью относится к желанию работника учиться: не отпускают его на занятия, на экзамены, отправляют в командировку в неподходящее время. Законодательство обязывает руководителей предприятий предоставлять оплачиваемые отпуска для сдачи экзаменов. Но на деле людям зачастую просто предлагают выбрать между работой и учебой. Замкнутый круг получается: предприниматели в большинстве своем не поддерживают желание своих работников учиться, но в то же время в объявлениях о приеме на работу выставляют требование: кандидат на вакансию должен, как минимум, иметь законченное среднее образование.

Однако в школе помнят и такой случай. Как-то директор магазина сама привела в школу сотрудницу и заявила: “У меня все — с высшим образованием, а она даже полного среднего не имеет. Должна учиться!” И всячески содействовала тому, чтобы девушка школу закончила.

Здесь обучается 761 ученик. Многим из них далеко за тридцать, а один еще до выпускного бала отпраздновал 50-летний юбилей. Кстати, примерно половина выпускников “вечерки” в дальнейшем продолжает обучение. Нередко так бывает, что в одном классе самому младшему ученику — 16, самому старшему — больше сорока. Учителя говорят, что при этом молодые быстрее взрослеют, а те, кто постарше, словно возвращаются в юность. Правда, со взрослыми учениками работать легче: они гораздо серьезнее относятся к учебе. А с несовершеннолетними порой очень сложно. От многих из них отказались в обычных школах: кто-то уже стоит на учете в детской комнате милиции, кто-то не избалован вниманием и душевным теплом родных. Словом, не понаслышке знакомы они с изнанкой жизни. Особенно сложный контингент — в Луганском следственном изоляторе, где работает филиал “вечерки”. Учатся в школе и подростки из малообеспеченных и многодетных семей.

В прошлом году вечерняя (сменная) школа ІІ-ІІІ ступеней отпраздновала 60-летие. Среди выпускников — призеры региональных и даже всеукраинских предметных олимпиад, преподаватели университетов, медики, актеры. Например, чемпионка Украины по шахматам среди юниоров Наталья Киселева, признанный в Украине и за рубежом изобретатель Максим Слободянюк, актер театра и кино Анатолий Прасалов, известный художник Анна Дисидничук.

— У нас табу на такие высказывания в адрес ученика: “Ты — ноль!”, “Из тебя ничего не выйдет!” — говорит Валентина Веретянникова. — Ведь нередко к нам приходят люди, на которых в обычных школах, образно говоря, “поставили крест”. Но мы принципиально не принимаем во внимание причины, которые привели ученика к нам, не смотрим на его прежние оценки и характеристики. Для нас важно не прошлое, а то, как человек проявит себя в школе, а потом и в жизни. И результаты не заставляют себя долго ждать.

Луганск.