№ 119 от 04 июля 2008 г.

Строгое зеркало души

Строгое зеркало души

Не зря письма называют зеркалом души. Они отражают мысли и чувства человека. Но отражение это бывает разное.

“ЗДРАВСТВУЙТЕ, уважаемая редакция! — читаем письмо Марии Николаевны Водопьяновой из Донецка. — Хочу поблагодарить вас за то, что вы есть, что для многих людей вы — просто глоток воды, свежей и чистой. Мы, подружки-старушки, с нетерпением ждем очередного номера газеты и вслух читаем каждую статью. Они дышат правдой. Особенно радуют публикации о пенсионерах, к чьим просьбам вы относитесь очень внимательно”.

В течение многих лет Водопьянова работала шофером, почтальоном, комплектовщицей, заведующей складом, санитаркой, сестрой-хозяйкой, младшим медработником, уборщицей. Всюду о ней отзываются хорошо. Но женщина возмущается, почему ей отказали в перерасчете пенсии, когда она представила справку о зарплате за 5 лет из Ташкента, где она жила и работала в годы советской власти.

Конечно, Мария Николаевна, мы попросим квалифицированных специалистов из исполнительных органов рассмотреть Ваше обращение. Ведь Вы правы: “Нынешние творцы законов предусмотрят увеличение добавки на гривну, а горланят на весь мир, что сделали людей счастливыми”.

“В апреле 2006 года, — пишет Владимир Иванович Зинченко из Стаханова Луганской области, — я принес в управление Пенсионного фонда справку с места работы для перерасчета пенсии в связи с увеличением стажа. Специалисту по назначению пенсий И.Н.Антоненко не понравились даты моего пребывания на работе, и она потребовала “устранить недостаток”. Через месяц я принес исправленную справку, но оказалось, в деле нет данных персонифицированного учета за первый квартал. Деваться некуда, еду в свою бухгалтерию. А там утверждают, что все данные находятся в управлении ПФУ. При мне звонят в отдел персонифицированного учета того же управления, из которого ответили, что все данные есть. С горем пополам специалист мое заявление о перерасчете приняла.

Дальше — больше. От меня требуют предоставить либо “недостающие” справки, либо ксерокопии документов. Специалист И.Н.Антоненко назначает мне свидание в неприемные дни, чтобы принять документы, а при встрече возмущается, что ее отвлекают от работы. Не буду утомлять перечнем всех странностей поведения специалиста, они нуждаются в правовой оценке. Однажды при очередном моем посещении И.Н.Антоненко в кабинет ворвалась раздраженная женщина и с порога, переходя на крик, обратилась к специалисту: “Я вам деньги давала. А вы не повысили мне пенсию. Почему?” На что последняя загадочно промолчала.

Когда у меня лопнуло терпение снабжать специалиста копиями документов и справок, я потребовал расписку с указанием полученных от меня документов и тех, которые нужно принести, на что услышал ответ: “А, так вы грамотный!” Вскоре мне был сделан перерасчет пенсии, но по самой низкой зарплате, выбранной из моих справок”.

Затем Зинченко обращался в различные судебные инстанции, к министру труда и социальной политики Л.Л.Денисовой, отважился даже попросить президента справедливо решить его пенсионные проблемы, но тщетно. Все инстанции отделались отписками. Да, трудно что-либо посоветовать Владимиру Ивановичу. Согласиться с тем, что есть, или обратиться напрямую в ООН, как он думает? А что — чем черт не шутит, под напором ооновцев возьмут и пересчитают пенсию по самой высокой зарплате...

“С интересом читаем вашу газету, — пишет Е.В.Николаенко из Дзержинска Донецкой области, — читаем и думаем: хорошо, что хоть кто-то пишет правду, а не лестные отзыва о нашем “замечательном” правительстве и не менее “замечательном” президенте. По душе нам ваша рубрика “Это вас интересует”.

В шахтном отделе кадров мужу Е.В.Николаенко велели собирать документы, так как ему, служившему в Афганистане и отработавшему забойщиком 18 лет, положена пенсия по Списку
№ 1. “Мы обрадовались, — продолжает читательница, — что наконец-то наше государство вспомнило и тех, кто не по своей воле воевал в чужой стране. Военкомат подтвердил: муж служил 1 год и 8 месяцев, эта служба засчитывается на льготных условиях — один месяц за три. Сдал документы в пенсионное управление, а через полтора месяца ему ответили: пенсия вам не положена, так как не хватает двух лет подземного стажа по Списку
№ 1. А где его возьмешь? И зачем морочат голову?”

По-своему убедительно разоблачала “отеческую заботу” нынешних правителей страны о ветеранах войны и труда Антонина Филипповна Ушакова из Хмельницкого. Ей, инвалиду Великой Отечественной войны первой группы, в 2003 году при прожиточном минимуме 264 гривны начислили пенсию в 141 гривну, в 2004 году при прожиточном минимуме 284 гривны она уже получала 154 гривны. “Правильно ли это?” — спрашивает читательница. Вам, уважаемая Антонина Филипповна, по просьбе редакции обстоятельный ответ пришлют специалисты пенсионных органов Украины.

Алла Ивановна Саввина из поселка Боково-Платово Ант­рацитовского района Луганской области 11 лет работала машинистом в заводской котельной, а ей эти годы не засчитывают в  стаж вредной работы. “Почему?” — возмущается женщина. Действительно, на каком основании лишают человека того, что заработано честным трудом?

Можно согласиться с никопольским инженером-металлургом Иваном Сердюком в том, что “при правильному керівництві державою могли б текти молочні ріки і падать просто з неба галушки”. Присланное им в редакцию письмо скорее представляет собой научную разработку. Иван Терентьевич предлагает свой вариант пенсионной реформы. В соответствии с его методикой, процесс начисления, повышения и перерасчет пенсии можно проводить одновременно. Тогда, по его мнению, отпадет необходимость в бюрократических справках, поскольку перерасчет будет производиться автоматически, без заявления работающего пенсионера, причем не через два года, а ежегодно.

Изложить целиком методику Ивана Сердюка, как он просит, у редакции нет возможности. Но мы уверены, что выдвинутые инженером-металлургом идеи пенсионной реформы найдут свое отражение в практической законотворческой работе парламента, как ответил ему народный депутат из фракции коммунистов Г.Цыбенко.

“Я розіслав майже 200 звернень до різних державних органів, — пишет К.Ф.Петрушко из Червонограда Львовской области, — повідомляю безліч прикладів про те, що 17 років регрес із професійних захворювань лише за гроші видають пенсіонерам лікарські комісії Червонограда, Львова, Києва. У відповідь ні­хто ані пальцем не поворухнув. Я багато видобував вугілля, потім пройшов сім комісій, однак регресу по силікозу не одержав, бо не дав хабара. Прошу направити мого листа урядові, який багато обіцяє силікозникам і нічого для них не робить”.

Редакция выполняет эту просьбу.

В заключение — о письме давней читательницы “Рабочей газеты” киевлянки Ирины Владимировны Зарембы. Она благодарит Совет ветеранов Шевченковского района столицы за заботу о людях преклонного возраста. Ее искренние слова — свидетельство того, что у нас не разучились сердцем воспринимать доброту. Побольше бы ее было.

Читал письма Михаил БАЛТЯНСКИЙ.