№ 115 от 26 июня 2008 г.

В поисках финала

В поисках финала

За два года театралы уже привыкли к тому, что в столице есть “Киев-модерн-балет” и его эпатажный руководитель Раду Поклитару. Однако только на эпатаже далеко не уедешь. С каждым спектаклем задача режиссера усложняется. Зритель ждет не просто нестандартного искрометного зрелища, но и подкрепления его мыслью, концепцией — словом, всего того, что отличает настоящее искусство от подделки.  И пока что “Киев-модерн-балету” удается оправдывать эти ожидания. Недавняя премьера спектакля “Андеграунд” на сцене театра имени Ивана Франко, собравшая полный зал и прошедшая с большим успехом, — очередное тому подтверждение.

Еще за неделю до спектакля перед допремьерным пресс-показом отрывка из балета Поклитару отверг всякие догадки журналистов о его смысловой связи с известным фильмом Кустурицы. Название, уверил руководитель “Киев-модерн-балета”, — единственное, что связывает фильм и спектакль. И выразил надежду, что Кустурица вряд ли имеет авторские права на название. 

Тогда же он рассказал об основной идее, которая заложена в спектакле:

— Создавая “Андеграунд” на музыку чрезвычайно талантливого латышского композитора Петериса Васкса, я вдохновлялся фразой Сартра “Пекло — это другие”. Но этот балет не о библейском пекле. Это рассказ о людях, которых война загнала в подземелье. Вынужденные находиться вместе в закрытом пространстве, они доводят амплитуду своих эмоций до пиковых значений — любовь-ненависть, радость-отчаяние. Никто не знает, суждено ли им выйти на дневной простор. И именно поэтому их “сейчас” намного важнее, чем их “потом”.

У Поклитару не совсем обычный балет. В классическом балете о чем танцуют — известно. О чем танцуют в балете Поклитару — сразу не разберешь. В нем как бы три составляющих. Это балет, драмтеатр плюс размышление. Зрителю предстоит пробиваться к замыслу постановщика постепенно, разгадывая довольно сложный танцевальный код.

Нужно отдать должное энергии артистов, их творческому горению, хореографической и физической подготовке. Их танец — стремительный ритм и предельное напряжение. Сравнение, возможно, некорректное, но примерно так играла Россия против Швеции на чемпионате Европы. Иногда, правда, кажется, что танцоры настолько упоены движением, будто оно существует только ради него самого.

Для полноты общей характеристики театра Поклитару добавлю, что это не только философский, но и акробатический балет. Некоторые парные танцы в отдельности смотрятся  почти как цирковые номера. Композиция спектакля имеет нетрадиционные временные пропорции. Первая часть — напряженное действие, стремительно рвущееся к кульминации, за которой внезапно следует неожиданный финал. В финале “Андеграунда” — альтернатива. Из-под купола спускается канат, который большинство героев рассматривают как петлю, и истерзанные страданием люди воспринимают его как предложение свести счеты с жизнью. Лишь одного из них осеняет: это посланный свыше шанс выбраться из подземелья. Вслед за ним прозревшие люди вереницей поднимаются по канату. Очень прозрачный финал очень непростого сюжета.

На спектакле присутствовал автор музыки — Петерис Васкс. После премьеры он не скрывал своего восхищения спектаклем:

— У нас разная с Поклитару работа, но должен сказать, что Раду сделал свою работу превосходно. В течение всего спектакля я ощущал почти абсолютную  гармонию музыки и танца.

У “Киев-модерн-балета” очень сплоченный коллектив. Здесь нет ярко выраженных солистов. Весь молодой ансамбль самозабвенно работает на общий результат. Творческая манера Поклитару — пробиваться к финалу на ощупь, зигзагами. Причем на этом пути балетмейстер дает  актерам большую творческую свободу, возможность самовыражения. И актеры смело этим пользуются. В конце концов возникает желанный зигзаг удачи, который делает спектакль состоявшимся. И даже те, кому не очень близок язык театрального танца, и те, кого отчасти смущает предельная раскрепощенность и “антипуританство” всего действа, положительно оценили творческие усилия интересного мастера.