№ 114 от 25 июня 2008 г.

Троянский конь из-за рубежа

Троянский конь из-за рубежа

Сегодня мы продолжаем тему о странной ситуации в украинской медицине, когда специалисты призывают руководство Министерства здравоохранения соблюдать закон, а оно заставляет своих подчиненных его нарушать. Речь, конечно же, идет об антигуманной гуманитарной помощи — девяти миллионах доз нелицензионной вакцины против кори и краснухи, навязанных Украине.

Когда невозможное возможно

Передо мной письма доктора медицинских наук В. Ф. Мариевского, директора Института эпидемиологии и инфекционных заболеваний имени Л.В. Громашевского, Главному ученому секретарю Академии медицинских наук Украины В.А. Михневу.

Датированы они июнем 2007 года. Обсуждается в них проект постановления Кабинета министров Украины “Об утверждении плана мероприятий по проведению дополнительной иммунизации населения против кори и краснухи”. До трагической гибели подростка, последовавшей после этой прививки, чуть меньше года. В своих запросах ученый выражает удивление формулировкой письма № 1748 от 07.06.2007 года (прошу у читателей прощения за обилие дат): “Основной целью Программы ВОЗ по ликвидации кори является сертификация Украины как территории, свободной от кори до 2010 г.”. Мариевский обращает внимание на то, что термин “ликвидация” по отношению к кори, учитывая данные мировой науки о биологических свойствах возбудителя кори, НЕ ПРАВОМОЧЕН, поскольку ЛИКВИДАЦИЯ КОРИ НЕВОЗМОЖНА из-за длительной персистенции (нахождения годами в “спящем” состоянии — Авт.) его (возбудителя) в организме человека”. Более того, Мариевский указывает на несоответствие задачи, поставленной в программе правительства, цели программы Европейского бюро ВОЗ — “Элиминация кори и краснухи и предупреждение врожденной краснушной инфекции”.

Элиминация характеризуется снижением заболеваемости до уровня меньшего, чем один случай (кори) на один миллион населения страны, а также прекращением циркуляции местного вируса кори. “Неправомерно используется термин “ликвидация кори” как синоним “элиминации”, — объясняет ученый, — что приводит к принципиальным неточностям в формировании цели и заданий”. Ликвидация требует тотальных мер и, главное, оправдывает их.

Однако к мнению специалиста не прислушались. Более того, в конце 2007 года заведующая отделом профилактики инфекционных болезней Минздрава Украины Людмила Мухарская, выступая перед журналистами, утверждала, что “программа ликвидации кори и краснухи — это не просто прихоть. Это задача, которую поставила ВОЗ перед всеми странами, которые с ней сотрудничают”.

Знали ли специалисты ВОЗ о происходящем? А как они могли этого не знать. Почему не вмешались? Но ведь это наши проблемы.

Кстати, когда кампания по вакцинации была остановлена, один из экспертов Евробюро ВОЗ, господин Ерик Лоран из Копенгагена, заметил, что поднимать шумиху по поводу смерти школьника после прививки — не цивилизованно: для разбирательств есть суд. Но для любого суда ВОЗ вне подозрений: в ее программе нет ни слова о ликвидации кори, там лишь элиминация упоминается. А “ликвидация” — это уже наша самодеятельность. В официальных документах это слово не присутствует, речь идет только о дополнительной иммунизации и национальной кампании вакцинации.

Но остается вопрос: зачем все это нашему Минздраву?

Странная близорукость

Возвратимся к письму годичной давности. Директор Института эпидемиологии и инфекционных заболеваний Мариевский, ознакомившись с проектом постановления Кабмина о дополнительной иммунизации, рекомендует включить в группы людей, подлежащих вакцинации, “детей старше 7 лет, которые не получили вторую прививку (в 6 лет); лиц в возрасте от 25 до 35 лет, которые не были привиты от кори вообще или не имеют данных об этом в анамнезе”. И далее он пишет: “Считаем нецелесообразным проводить дополнительную вакцинацию лицам, уже имеющим две прививки. Ни одна страна не проводит 3-разовую вакцинацию против кори, так как в состав вакцины входит живой ослабленный вирус кори”. И это соответствует украинскому законодательству, в частности приказу самого Минздрава № 48 от 03.02.2006 года “О порядке проведения профилактических прививок в Украине и контроле качества и учета медицинских иммунологических препаратов”.

Но ради санкционирования дополнительной вакцинации министерство пошло даже на то, чтобы приостановить действие собственного приказа на период акции и призвало молодых людей идти на вакцинацию, даже если у них были предыдущие прививки. И снова вопрос: зачем это нашему Минздраву?

Мариевский в своем письме убедительно доказывает, что время для дополнительной вакцинации выбрано неудачно: в апреле “наблюдается рост транзиторных иммунодефицитных состояний и, как следствие, возрастает риск возникновения  поствакционных осложнений... Лучше всего проводить дополнительную иммунизацию накануне сезонного подъема заболеваемости корью (октябрь-ноябрь)”. И это замечание учтено не было. Вакцинацию назначили на май.

Что же заставило Минздрав так спешить с использованием вакцины, ввоз которой обсуждался в медицинских кругах, как минимум, год? Может быть, по той же причине не успели и с лицензией? Согласитесь, вопросов слишком много.

     Что же получается? Вопреки закону, здравому смыслу и мнению медиков в самое неудачное время года и совсем не тому контингенту населения Министерство здравоохранения страны в обязательном порядке предписало сделать прививки не лицензированной в Украине вакциной от кори и краснухи. На 9 миллионов доз индийской вакцины ВОЗ и ЮНИСЕФ выделили 5,3 миллиона долларов США. Нет, не нам, индийскому производителю. Мы получаем этот “сыр” бесплатно.

Но кто закладывает его в мышеловку? С разрешения нашего Кабмина это делают не только ВОЗ и ЮНИСЕФ. Личное участие в организации иммунизации в Украине принимает Центр по контролю над болезнями США. А по завершении акции Минздрав Украины обязан отчитаться перед всеми этими организациями(!).

А вот Россия, например, вообще отказалась от такого подарка. Видимо, нет пока у вышеназванных организаций той ниточки, дернув за которую они заставили бы российское правительство плясать под свою дудку.