№ 106 от 12 июня 2008 г.

Хождение за два века

Большой интерес у одесситов и гостей города вызвал составленный Валерием Смирновым фразеологический словарь “Умер-шмумер, лишь бы был здоров!”, изданный местной фирмой “Полиграф” тиражом десять тысяч экземпляров.

Автобусная  партия

— Потребность в таком словаре ощущалась давно, — говорит Валерий Смирнов. — К сожалению, некоторые бывшие ранее крылатыми выражения уже исчезают из разговорной речи. А зачем же нам себя обеднять? Ведь во фразеологии отражаются представления, связанные с трудом, бытом, культурой людей. Правильное и уместное использование устойчивых словосочетаний, пословиц, поговорок придает речи неповторимое своеобразие, особую выразительность, меткость, образность.

Совсем недавно в одесских журналистских кругах разгорелись страсти после показа по телевидению фильма “Ликвидация”. Тут же нашлись одесситы, которые могли бы быть прототипами бесстрашного оперативника Давида Гоцмана. Эту роль блестяще сыграл актер Владимир Машков. Но затем последовало обескураживающее заявление Валерия Павловича, хорошо знающего прошлое родного города: “Когда я был маленьким, Давид Гоцман приходил к моему отцу, они были приятелями. Когда вырос, то узнал от отца, что он уехал в Канаду и там провел последние годы своей жизни. И вообще его жену звали не Норой, как в фильме, а Ривой”.

Писателю не понравилось, что создатели фильма не удосужились узнать, как же в те времена звучала речь в Южной Пальмире.

— В послевоенные годы, — отмечает он, — не существовало выражения “иди — кидайся головой в навоз”, что обозначает “тебе пора возвращаться туда, откуда ты родом, ибо таким, как ты, в этом городе делать нечего”. Эти слова считались очень оскорбительными и были придуманы в середине 60-х.

— А где съемочная группа высмотрела такие одесские дворы? — продолжает возмущаться мой собеседник. — Да, они были бедные, но, по крайней мере, ухоженные, в них разводили цветы. Дворники тогда следили за порядком лучше нынешних консьержек. По вечерам закрывали ворота, имевшиеся в каждом дворе. Тем, кто поздно возвращался домой, приходилось звонить дворнику.

Думаю, что будет интересен читателям и такой фразеологизм, как “автобусная партия”. Он возник в конце прошлого века, в Украине появилось огромное количество партий. Число большинства таких однопартийцев вполне может уместиться в автобусном салоне.

Смех  продлевает  жизнь

Кстати, большую популярность у читателей уже успел приобрести вышедший в 2005 году четырехтомный “Таки да большой полутолковый словарь одесского языка” Валерия Смирнова.

Смирнов — коренной одессит. И сейчас уже можно точно сказать, что для Валерия Павловича, начинавшего творческий путь с журналистики, писательство давно стало профессией, так как его книги, издающиеся немалыми тиражами в Украине и России, быстро раскупаются и дают возможность обходиться без дополнительных заработков. А гонорар за роман “Белый ворон”, вышедший объемом в 16,5 условного печатного листа пятитысячным тиражом в московском издательстве “Омега”, писатель пожертвовал в фонд реставрации Одесского оперного театра.

Поскольку уже доказано, что смех продлевает жизнь, то я уверен: люди, читающие Смирнова, реже обращаются к врачам. Правда, не все. Некоторым, узнавшим себя в героях новых книг, приходится срочно бежать в аптеку за валерьянкой. А потом они начинают в срочном порядке обзванивать всех родных и знакомых, уверяя, что Смирнов что-то напутал и в их биографиях не было постыдных фактов, подлежащих общественному осуждению.

Его писательская манера отличается  дотошной достоверностью исконного бытописателя, смело совершающего экскурсы в двухвековое прошлое родного города. Реальность в его произведениях предстает в обнаженном виде, когда грубый натурализм уверенно сочетается с гротеском и кошмаром, фантасмагоричностью детективного жанра. Ему чужд присущий многим авторам исповедальный лиризм и учительский пафос.

Уверен, что некоторая скандальность писательской устремленности Смирнова никогда не позволит ему стать гламурным писателем, но будет лишь постоянно увеличивать интерес к его произведениям, в которых даются уничижительные характеристики пройдохам и проходимцам всех мастей и рангов.

На его лице то и дело мелькает ироническая улыбка. И те, кто бывает с ним на охоте или на рыбалке, рассказывают, что, слушая его сатирические пассажи о нынешних политических деятелях, жалеют, что писатель находится в данный момент не за компьютером. Друзья боятся, что вдруг он не сможет потом воспроизвести эти монологи за письменным столом. В его детективах, рассказах, романах  переосмысливаются процессы, происходящие в жизни нашего города как в нынешние, так и в былые времена. При этом я всегда отмечаю, что погружение в тот или иной временной пласт, как правило, отличается новым стилевым пространством.

Как-то я спросил у Валерия Павловича, не слишком ли жесток он к нашим современникам, весьма узнаваемым в текстах его произведений.

— Без жестокости нельзя бороться со злом, — ответил он. — Если писатель стыдливо или осторожно обходит болевые точки общественной жизни, коллапс будет приближаться. Считаю, что в нынешней обстановке нравоучительными беседами не проймешь ныне здравствующего героя-обормота и не выработаешь у читателя иммунитет к аморальности. Только при помощи жесткой правды можно заставить людей думать и бороться за свои убеждения, за свою судьбу.

Владимир КРЕЩУК.

Одесса.