№ 105 от 11 июня 2008 г.

Аварийные работы продолжаются

На Енакиевской шахте имени Карла Маркса (Донецкая область) продолжаются поиски 12 из 37 горняков, отрезанных от дневной поверхности внезапным выбросом рудничного газа и взрывом, прогремевшим глубоко под землей ранним утром 8 июня. По сообщению МЧС, к началу вчерашнего дня спасены 24 шахтера. Один рабочий погиб. Всего на лечении в Енакиево и Донецке находятся 29 пострадавших. Пятеро из них получили ожоги и шок, находясь на поверхности в районе шахтного ствола.

Предотвращать  беду  помогала  наука. Теперь ее нет

ТАКОЙ аварии на шахтах Украины не помнят даже седовласые ветераны. Обычно подземные силы не вырываются на поверхность. Теперь им стало в горных выработках тесно. Беда вышла из забоев, серьезно повредив надшахтный комплекс. Поэтому вместе с горноспасателями и бойцами МЧС на поверхности работали представители всех коммунальных служб г. Енакиево. Специальная техника разгребала завалы. В ликвидации аварии участвует около 300 человек и свыше 40 единиц машин и оборудования. На месте происшествия постоянно присутствуют медработники, группа психологической поддержки...

Шахта имени Карла Маркса — одна из старейших в Украине. Под названием “Софиевский каменноугольный рудник” ее открыли еще в XIX веке. В 1924-м шахта получила свое нынешнее имя. И всю свою долгую историю она славилась ценнейшим коксующимся углем и... повышенной опасностью внезапных выбросов угля и газа из-за взрывоопасности угольной пыли. В советские времена технике безопасности уделялось огромное значение. Шахтеры поддерживали крепкую связь с наукой. И потому аварий, подобных нынешней, не было. Теперь все обстоит по-другому. Шахты взрываются, а отраслевая наука скорее мертва, чем жива...

Что  делать  с  «такими  предприятиями»?

Многие десятилетия угольный конвейер предприятия работал с высокой нагрузкой. Забойщики давали хорошую добычу. Однако в последнее время здесь добывали в сутки не более 300 тонн угля. В советские времена это был план одного участка...

Обсуждая ситуацию на шахте на внеочередном заседании правительства, премьер заметила, что подобные “ужасные аварии — это следствие разрушения угольной отрасли в течение последних 17 лет, колоссальной коррупции в этой сфере, когда государственные средства на развитие отрасли не доходили до шахт”. Как будто она сама к этому не причастна. Как будто в течение “последних 17 лет” она не была вице-премьером, отвечающим за положение в угольной отрасли, и премьер-министром. Тем не менее с присущим ей блеском в глазах она “выдала допомогу” — 15 миллионов гривен на ликвидацию аварии и поручила... проанализировать ситуацию “на таких предприятиях”. Чтобы решить вопрос о “режимах их дальнейшей эксплуатации”. Какими могут быть эти режимы, заявил уже при первом своем появлении в руддворе енакиевской шахты первый вице-премьер Турчинов. Было сказано ясно: закрыть.

«Если  б  те, 
кто  ездит  на  аварии,  больше думали 
о  шахтерах...»

Да, аварии на шахтах тянут за собой много проблем. Но означает ли это, что стратегическую отрасль или даже отдельно взятое предприятие надо просто “прихлопнуть”? Не похоже ли это на ситуацию, когда лучшим способом борьбы с перхотью считают... отсечение головы?

Вот что сказали об этом корреспонденту “РГ” в Донбассе.

Анатолий Близнюк, председатель Донецкого облсовета:

— Если государство взялось содержать угольную отрасль, то оно должно управлять ею. Не рассказывать, как это должно быть, а управлять. Если бы те, кто ездит на аварии, больше думали о простых шахтерах, было бы лучше... Есть идеология хозяина. Или государство должно быть хозяином, или оно должно продать это, и пусть тогда хозяин сам разбирается и отвечает...

Что же касается закрытия шахт, то любое предприятие, которое, кроме убытков и вреда, ничего людям не приносит, должно быть закрыто. Однако отраслью, если она у нас есть, нужно заниматься. Нужен индивидуальный подход. Если мы не будем добывать уголь, то его придется у кого-то покупать. Альтернативы нет. Углеводородное сырье дорожает, и в этой связи уголь — стратегическая перспектива и государственная безопасность. Поэтому государство обязано этим заниматься. И не имеет значения — это уровень Секретариата президента, Кабмина или областной госадминистрации, которая вроде бы должна предвидеть все происходящее на месте.

Владимир Корнилов, руководитель украинского филиала Института стран СНГ:

— Закрытие донецких шахт, особенно в той форме, в которой оно осуществлялось в начале 90-х годов, не считаю хорошим выходом из ситуации.

По мере того, как дорожают энергоносители, будет дорожать и уголь. Спрос на него возрастет. И у угольной отрасли может открыться второе дыхание. Поэтому просто так закрывать шахты нельзя. Нужно больше средств вкладывать в безопасность, в разработку и внедрение безопасных технологий. Ведь во многих странах мира, в том числе и в США, добывают уголь. Но такого числа аварий, как у нас, там нет. Значит, дело в подходах к добыче угля и решению технических и технологических проблем, которые у нас часто обусловлены безденежьем.

Валерий Седых, шахтер, ветеран угольной отрасли:

— Чтобы такие ситуации больше не повторялись, государству нужно обеспечить достойное финансирование угольщиков и установить жесткий контроль над использованием средств. Кроме того, необходимо усилить ответственность, привлечь лучшие кадры, платить людям достойную зарплату, чтобы в отрасль шли серьезные, профессионально подготовленные люди. Помимо этого, необходимо преодолеть коррупцию в отрасли — если это не будет сделано, то на шахты и дальше будет поставляться оборудование в 3-4 раза дороже и старое, а не новое. Нужно ликвидировать порочную схему, когда уголь закупается по заниженным ценам, а оборудование взамен поставляется по завышенным. Практически вокруг каждой шахты крутится нелегальный бизнес. В результате теневой рынок угля в Украине составляет около 3 миллионов тонн. Такого быть не должно! Что же касается нарушений техники безопасности, то нужно помнить: безнаказанность ведет к еще большим нарушениям, а безответственность власти — к полному краху угольной промышленности...

Аварийно-спасательные работы на шахте им. Карла Маркса продолжаются. Судьба двенадцати горняков, остававшихся к середине вчерашнего дня под завалом, остается неизвестной. Однако эксперты, кажется, знают, где они находятся...

Ирина ПОПОВА,

Евгений ПАСИШНИЧЕНКО.

Цены на памятники из гранита talkingstone.ru.