№ 97 от 30 мая 2008 г.

Фальшивые таблетки. Сколько их нам подбрасывают?

“Уважаемая редакция! Хочу рассказать о своей беде. Я работаю, но зарплаты хватает лишь на то, чтобы как-то сводить концы с концами. Недавно заболела, и врач выписал мне довольно дорогие таблетки. Несколько дней я принимала их, однако лучше не стало. Разговорилась с соседкой, работающей в лаборатории районной поликлиники. Она сказала, что мне вполне могли подсунуть фальшивку и вместо лекарств я глотала... обыкновенный мел. Неужели такое возможно?”

Орина Гуляева, Днепропетровск.

Интернетовская  версия

ДВАДЦАТЬ процентов всех продаваемых в СНГ лекарств — подделки. Такие данные были озвучены в Бонне на встрече членов Всемирной организации здравоохранения. Это значит, что каждая пятая таблетка, которую мы покупаем в аптеке, может оказаться фальшивой?

— Я бы так не утверждала, — комментирует ситуацию начальник госинспекции по контролю качества лекарственной продукции в Киевской области Любовь Деньга. — Думаю, фальшивок гораздо меньше. Причем вместе с “просто некачественной продукцией”.

— А как рядовой гражданин может отличить некачественные препараты от фальшивых?

— Для этого нужны специальные лаборатории и специалисты, чтобы точно определить состав таблетки. Не всегда хватает и сил нашей службы. Инспектор, приехавший на фармацевтическое предприятие, порой не может до конца выполнить контрольную операцию. Ведь его не ждут в аптеке с распростертыми объятиями... Случалось, что мы добивались запрета на торговлю, но пока готовили необходимые документы, выяснялось, что закрывать уже нечего. Таинственным образом фальшивые препараты исчезали. Поэтому создана новая региональная программа совместных операций госинспекции и СБУ...

Решать  проблему  сообща

— Это, видимо, правильно. Но как же быть рядовому покупателю? На что надо обратить внимание, чтобы не стать жертвой мошенников?

— Фальшивые таблетки могут иметь разный размер. Здесь может быть иная упаковка, отличающаяся от оригинала, например, цветом...

— А где могут делать фальшивки?

— На каком этапе это происходит, сказать сложно. Импортные препараты, среди которых чаще всего встречаются фальшивки, проверяются на границе, тщательно исследуем ситуацию и на местах. Но выйти на “секретный завод”, конкретных “производителей” пока не удается. Думаю, работа со Службой безопасности поможет решить проблему.

— Какие препараты чаще других попадают в “реестр подделок”?

— Много такого “добра” среди долорена (таблетки и гель). Изымался и фальшивый колдфлю...

— Самый главный вопрос: фармацевтические фальшивки опасны?

— К счастью, летальных исходов у нас в области не было. Но ведь это утешение относительное. Приняв таблетку из мела или крахмала, вы ведь не получите помощи, на которую надеетесь. И это, конечно же, плохо. Опасно...

«Спецобработка»  возможного  рынка?

Разговор о фальшивых препаратах  продолжила заместитель генерального директора ЗАО НПЦ “Борщаговский химико-фармацевтический завод” Мария Глушак:

— Украинские производители подделкой не занимаются. В этом  нет, если хотите, и экономического смысла. Наши препараты дешевле импортных. Чтобы “заработать” на них, надо продавать фальшивки вагонами, — сказала Мария Ивановна. — Подделывают, как правило, иностранные дорогостоящие препараты.

— Но ведь продают же и негодный аспирин?

— Это может быть совсем не потому, что кто-то специально запустил фальшивку. Просто есть у нас (как бы это помягче сказать) слабые заводы, где из-за старого оборудования появляются отклонения от эталона. К примеру, по этой причине может меняться вес таблетки. Может недоставать в ней каких-либо веществ. Настоящих, “сознательных” подделок у нас, поверьте, немного.

— А как же заявление ВОЗ о каждой пятой фальшивой таблетке?

— Скажу вам честно, я не уверена, что такое “заявление” вообще было.

— ?!.

— По долгу службы я знакомлюсь со многими документами. В том числе и с теми, в которых есть данные о результатах всевозможных тендеров и конкурсов. Чаще всего их выигрывает иностранный производитель. И помогают им в этом подобные сообщения. Делается это преднамеренно и называется “спецобработкой” возможного рынка. Попросите в нашем министерстве данные о фальсификатах. Уверяю вас, эти цифры будут очень далеки от “каждой пятой таблетки”...

Пожелтевшая  вакцина 
и «такой  порядок»

По совету специалиста я обратился в Мини­стерство здравоохранения. Чиновники отправили меня в пресс-центр (“такой порядок”). Там вместо ответа, на который требовалось не больше 30 секунд, я снова получил предложение... обратиться “по данному поводу” с официальным письмом. Такое письмо в инспекцию Минздрава было подготовлено. И вновь бесплодное ожидание. Ответа не было ни через три, ни через пять, ни через девять дней... Пришлось прибегнуть к “альтернативным” источникам информации. Согласно им, на фармацевтическом рынке Украины  осуществляют деятельность несколько десятков тысяч субъектов хозяйствования, в состав которых входят свыше 9000 аптек, 5500 аптечных пунктов, более 6000 аптечных киосков, 927 аптечных складов и почти 7 тысяч лечебно-профилактических учреждений. Емкость фармацевтического рынка Украины составляет приблизительно 950 миллионов упаковок лечебных средств. Ну а количество выявленных и запрещенных к обращению фальсифицированных средств составляет примерно 0,5 процента рынка...

Что ж, все отлично в нашем “королевстве”? Это как посмотреть. Ведь и полпроцента — это без малого 5 миллионов упаковок. И среди них  не только “безобидный” мел. В этом ряду вполне может оказаться печально известная вакцина из Индии, которую кололи детям в Донецкой области, после чего умер краматорский школьник. Уже известно, что раствор этой вакцины должен быть розово-лилового цвета. А в Краматорске вводили детям прозрачно-желтую жидкость. Почему вакцина против кори и краснухи внезапно дала цвет, не совпадающий с требованиями инструкции и описанию производителя?

— Сейчас этого мы не знаем, — сказал агентству “Сегодня” главный врач СЭС Краматорска Василий Гончаренко. — Нет результатов экспертизы...

 Когда они будут, тоже неясно. А пока идет расследование, на больничных койках оказался не один десяток “привитых”. Так есть у нас фальшивые лекарства или нет? Что все-таки думает об этой проблеме украинский Минздрав? Получим ответ — сообщим его версию...

Евгений ПАСИШНИЧЕНКО.