№ 55 от 14 апреля 2006 г.

НЕНЯ И «ШОКОЛАДНЫЕ ЗАЙЦЫ»

У сумчанки Ольги с ласковой фамилией  Неня 25 ребятишек. Почти все школьники и почти все темнокожие. Когда Неню спрашивают, сколько у нее чужих, а сколько своих детей, она улыбается: «Все мои».

А ПОЧЕМУ такие темненькие? Потому что дважды преданы. Однажды — собственными родителями, а во второй раз — теми, которые могли бы стать приемными. Из сиротских домов в семьи забирают лишь “белокожих”. Негритят не усыновляют. И никому не интересно, что под темной кожей бьется такое же, как и у белых, изболевшееся сердечко, а карие глазенки, как и голубые, живут надеждой: “Мама, найди меня”...

Домик-варежка

На улице льет дождь. Так и хочется как можно быстрее вот в этот дом, где тепло светятся окна. Но возле ворот огромный белый пес. Бегает, рычит... “Заходите! — гостеприимно приглашает 17-летний Егор. — Не бойтесь, не укусит, я его держу”. “А вы кто? Как звать? Откуда приехали? А кто у вас дома есть?” — еще с порога нас обступает стайка темнокожих детишек. На шоколадных личиках глазенки блестят хитро-хитро.

Одни помогают снять верх­нюю одежду, другие делят принесенные конфеты. Не успеваем оглянуться, как дают в руки чашку с чаем. Другая смуглая ручонка протягивает честно разделенный шоколад: “Ешьте!”. Пытаемся отказаться, но куда там! Говорят, что половину лакомств оставили маме, а остальные — всем. По-другому они не понимают.

Детвора сообщает, что мамы дома нет, поэтому придется подождать. А чтобы гости не скучали, начинают нас развлекать. Сначала поют на разных языках  от “Я — шоколадный заяц” до “Несе Галя воду”. Потом показывают дневники отличников, танцуют рэп, ходят на руках, стоят на голове в буквальном смысле этого слова... Дети успевают все и сразу. Ведут нас на первый этаж, чтобы показать “домашнее хозяйство”: собак, котов, морских свинок. Зверьки в жилище Ольги Нени появляются “сами”: одних детвора на улице подбирает, других дарят. В этом доме места хватает всем.

На уютной кухне старшень­кий из Нениных детей — Во­лодя — готовит ужин. Он пришел в отпуск из армии. “Володя у нас самый главный повар и так, как он, еще умеет готовить только мама”, — прихватив с собой нескольких котов и собак, “шоколадки” опять тянут нас в верхние комнаты. А там уже показывают, на что способны: рубашки на головах, лишь смугленькие животы торчат, диваны сгибаются под кувырками “гимнастов”.

Минут через пятнадцать у нас уже рябит в глазах от мелькающих цветных свитеров, а уши закладывает от детского визга. “А тихо у вас бывает?” — спрашиваем. “Бывает! Когда спим. А еще когда “Катьку” смотрим (телесериал “Не родись красивой”. — Авт.), Малахова — “Пусть говорят!” и “Без табу”. И еще когда идут передачи “Жди меня” и “Служба спасения и розыска детей”. Тогда садимся с мамой у телевизора поплакать”. “Почему поплакать?” — удивляемся. “А так мама говорит: дайте хоть поплачу, а мы ей слезы вытираем”.

Наперебой расспрашивают, смотрим ли мы “Катьку”. Несут показать рисунки, на которых она перерождается в красавицу. На улице, в школе им часто напоминают, что они, как и героиня телесериала, “не такие”. “И почему люди жестокие? Разве имеет значение, какой у кого цвет кожи? Главное, чтобы душа доброй была”, — по-взрослому подытоживает
14-летний Кирилл. В личном деле этого подростка было записано: “Отец — высокий, красивый темнокожий гражданин США”. И все. Мама неизвестна. Она родила мальчика под чужим именем. У многих Нениных деток родные мама и папа неизвестны. Темнокожих живых “кукол” находили в тамбуре поезда, под дверями больниц или в коридоре студенческого общежития. Ненины “шоколадные зайцы”, как правило, — нежелательный плод студенческой “экзотической” любви. Или одноразовой.

— Сколько же вас? — пытаемся перевести разговор на другую тему. Пусть уж лучше пищат, кричат, лишь бы не было той затаенной боли в огромных глазах. “Саша, Габриэль, Снежана, Сильвия, Кристина, Эрик, Роман, Кирилл, три Карины... А еще шесть собак, девять котов, — загибают пальчики. — Нас много, а школьных ранцев семнадцать. Дневники есть не все. Исчезают, как только появляется “двойка”. Р-раз — и потерялись! Это, чтобы маму не огорчать”.

«Наша мама — герой!»

Дважды в этом доме на улице Карбышева, 78 в Сумах, таки воцарялась тишина. Когда кто-то из детворы сообщал: “Мама идет!” После такого “SOS” остановилось все сразу: танцы, песни, гвалт... Это действительно пришла Ольга Неня.

— Мама, мы у тебя самые вежливые, а ты у нас — герой! — прижимаются, как те ласочки, к уже немолодой женщине. “Мама, у меня головка болит!”, “Мама, а я штаны не могу найти!”, “Мама, возьми меня на руки!” — тянутся к белокожей женщине темные ручонки.

Ольга Неня гладит одну за другой кудрявые головки, ни одной не пропустила. Говорит, что завтра будет легче, ей удалось “раздобыть” у знакомых немного денег. И объясняет нам, что с нового года задерживают выплаты на детей. Но когда выплатят все сразу, то смогут и гостинцев всем купить, и еще кого-то в частную школу отдать. То, что деньги задерживают, еще полбеды. Хуже, когда в чиновничьих кабинетах ее попрекают “неграми”. Мол, у нас своих сирот хватает, а эта свезла со всей Украины, и они ходят по городу — людей пугают.

Почему Ненины дети мечтают ходить в частную школу? Пока там учатся лишь трое, но хотят все. Потому что в частных школах учителя не позволяют себе хамить ученикам и пренебрегать ими лишь потому, что те имеют другой цвет кожи. И дети растут без комплексов. Неня с грустью рассказывает, как один из этих вот мальчишек полгода сидел за последней партой, закрыв лицо руками, потому что его обзывали. Ее детей часто сажают на “Камчатку”.

Это сегодня Ольга Неня со своими “шоколадными зайцами” живет в двухэтажном доме на пять комнат. А всего пять лет назад большое семейство ютилось в трехкомнатной квартире. Дом покинутым в Украине сиротам при живых родителях и женщине, которая стала им матерью, подарил международный фонд “Надежда и жилье”, который создал бывший военный пилот после того, как побывал на войне во Вьетнаме.

Имеют Ненины “шоколадки” собственный огород и большое хозяйство: куры, гуси, индюки, кроли, свиньи и козы. Правда, не на чем выезжать в поле. Микроавтобус для Нени и ее деток — голубая мечта. Поэтому, чтобы уместиться в старенький “Опель”, ложатся на дно машины, садятся на колени старшим. Детвора удивляется, как 25-летнее авто еще не рассыпалось. В поле, возле скота все работают дружно и с удовольствием, никого не нужно уговаривать. Потому что понимают: это кормит, да и мама их не так устанет, если ей помогать.

А все начиналось так...

Как-то Ольга Неня увидела телевизионный сюжет о том, какие лишения терпел в детском доме безрукий мальчик из Тернополя. Вскоре он стал ее сыном. Сегодня Егор — студент юридического факультета. А потом еще раз вернулась в тот детдом и забрала сестренку Егора. Там же заметила полные неописуемой печали, огромные глазенки темнокожего мальчика. Вот так и появлялись у Нени  Кирилл, Габриэль, Сильвия, никому не нужные в Украине темнокожие дети. В настоящее время у них есть мама, папы нет. За него младшим — старшие Ненины сыновья. Муж Ольги  Владимир давно бросил ее с детьми.

— Я не обвиняю его, — говорит она. — У каждого  свой путь. Я счастлива. Потому что есть ради кого жить. Это сейчас они — мои золотые помощники. А лет десять-двенадцать назад, когда еще одни были в пеленках, а другие ходить не умели, сама справлялась с десятью детьми, — улыбается Неня.

Кристина с Кириллом несут нам семейные альбомы. О каждом можно рассказывать часами. Еще дети показывают кипы разнообразных грамот и наград: за учебу, музыку, победу в спорте. Почти все Ненины дети хорошо учатся и очень способные к спорту и музыке. Несут и мамину награду — золотую статуэтку окрыленной женщины. Два года назад Ольгу Неню назвали “Гордостью Украины”. Наградой дорожит вся семья.

В наших руках бережно завернутые детьми бутерброды. Это в дорогу, ведь из Сум до Львова путь неблизкий. Поражает, что дети об этом подумали. На улице холодно, но наши души еще долго будет согревать увиденное в Ненином доме, где одной дружной семьей живут 25 разных по национальности и даже расе детей, которые называют мамой простую украинскую женщину. А может, не такую и простую? А с золотым сердцем, преисполненным милосердия и любви к тем, кто в этом так нуждается...

Хлеб из темнокожих ладошек еще долго будет напоминать нам о том, как в чиновничьих кабинетах почему-то теряются сиротские деньги, и о женщине по фамилии Неня, жизнь которой стала ежедневным подвигом. И о 25 “шоколадных зайцах”, которые теперь знают, что такое материнская любовь и нежность.

Светлана МАРТЫНЕЦ,
Евгения РОМАНИВ.
Львов — Сумы — Львов.